«Стресс для мировой экономики»: какие последствия может вызвать падение цен на нефть — РТ на русском

Последние события на нефтяном рынке и развитие климатической повестки позволяют предположить, что период с высокими ценами на нефть еще впереди, но долго он не продлится. Четыре вопроса о будущем рынка нефти — в материале Forbes

В чем главная угроза для рынка нефти 

Аналитики Bank of America не первые, кто прогнозирует возвращение цен на нефть в $100 за баррель. Еще летом инвестбанк Goldman Sachs и крупнейшие мировые сырьевые трейдеры — Vitol, Glencore, Trafigura — дали прогноз по росту цены на нефть до $100 за баррель из-за снижения инвестиций в добычу. Тогда Brent торговался по $72 за баррель. «Проблема нефтяной отрасли не в спросе… За пять лет капитальные затраты снизились с $400 млрд в год до всего лишь $100 млрд. Поэтому есть опасения относительно поставок, что может привести к росту цен», — объяснял свой прогноз главный исполнительный директор Trafigura Джереми Вейр. 

Недоинвестирование отрасли — это долгосрочный фактор, который будет влиять на цены независимо от текущей ситуации со спросом и предложением. Министр энергетики Саудовской Аравии Абдель Азиз бин Салман сказал, что неопределенное будущее нефтяного рынка лишает стимулов инвестировать в отрасль. «Кто станет инвестировать средства сроком на три или четыре года?» — задается вопросом он. 

Новые договоренности по климату и политика ведущих стран в этой области только усугубляют ситуацию. На климатической конференции в Глазго более 20 стран подписали документ об отказе от госфинансирования проектов по добыче ископаемого топлива. В итоге теперь можно говорить о том, что отрасль будет недополучать минимум $18 млрд ежегодно, столько подписавшие документ страны в период с 2016-го по 2020 году суммарно вкладывали в добычу ископаемого топлива, по подсчетам некоммерческой организации Oil Change International. 

«Обрушить цены на нефть может сделка по иранской ядерной программе»

— Сейчас мы наблюдаем уверенный рост котировок нефти: после прошлогодних провалов она отыграла все потери, и сейчас фьючерс на Brent стоит уже больше 75 долларов за баррель. Может ли что-то этой осенью надавить на нефть, какие события или явления могут развернуть восходящий тренд?

— Есть соглашение ОПЕК+, которое как раз и призвано удерживать цену на относительно высоком уровне. При этом, может быть, Россия и хотела бы добывать больше нефти при условии даже более низкой цены. Нас устроил бы коридор в районе 50—60 долларов за баррель. Но Саудовская Аравия настаивает на том, чтобы цены были более высокими, поэтому мы пока довольно скромно увеличиваем свою добычу. Так что наличие соглашения ОПЕК+ становится фактором, удерживающим цены на нефть от падения.

Кроме того, мы видим, что сланцевые проекты США не очень-то активно восстанавливаются. Это происходит очень медленно, по сравнению с теми темпами, что были раньше, когда они быстро могли наращивать добычу. Потому что они [владельцы сланцевых нефтяных компаний] тоже боятся и не понимают, как американские власти будут поступать в ближайшем будущем. Мы видим, что разрешения на новые месторождения не выдаются, что стройки нефтепроводов останавливаются, и «зеленая риторика» (в апреле этого года президент Джо Байден заявил, что США намерены к 2050 году полностью прекратить вредные выбросы в атмосферу, — прим. ред.) выдавливает многие нефтегазовые проекты. Поэтому инвесторы предпочитают не вкладываться в их в развитие, а выводить средства «в кэш» — по сути забирать прибыль в виде дивидендов. Так что в итоге рост происходит не так быстро, как хотелось бы. И это удерживает цену на нефть на высоких уровнях.

Обрушить цены на нефть может сделка по иранской ядерной программе и снятие санкций с Ирана. Хотя сейчас Иран и входит в соглашение ОПЕК+, на него никакие квоты не распространяются. Но если страну выведут из-под санкций, то она сможет быстро увеличить объем нефтедобычи, где-то на порядка 1,5—2 млн баррелей в сутки. Конечно, это ударит по цене очень сильно, уведя ее в район 40—50 долларов за баррель. Тогда, возможно, даже придется пересматривать параметры соглашения ОПЕК+, как-то притормаживать восстановление добычи.

Но сейчас мы не видим продвижения соглашения по иранской ядерной программе, санкции с него не снимают. Поэтому пока, при прочих равных, все довольно стабильно.

075fc8477c6b1365.jpgФото: rueconomics.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera

Фондовый шок

Вслед за обвалом стоимости нефти началось и падение мирового фондового рынка. По итогам азиатской сессии индекс Шанхайской биржи SSE Composite снизился на 3,01% (до 2943 пунктов), гонконгский Hang Seng — на 4,23% (до 25 040 пунктов), а японский Nikkei — на 5,07% (до 19 698 пунктов).

Ценные бумаги резко подешевели и на европейских площадках. В середине торгов немецкий индекс DAX опускался на 6,71% (до 10 767 пунктов), английский FTSE 100 — на 5,95% (до 6077 пунктов), а французский CAC 40 — на 6,63% (до 4799 пунктов).

Индекс фондовой биржи Саудовской Аравии Tadawul в начале торгов падал более чем на 9%. Акции крупнейшей в мире нефтяной компании Saudi Aramco дешевели на максимально допустимые 10%. 

Отметим, что в России понедельник, 9 марта, является выходным днём, поэтому торги на Московской бирже не проводятся. Вместе с тем стоимость акций российских компаний на лондонской бирже также показала заметное снижение. Так, в середине дня глобальные депозитарные расписки «Роснефти» дешевели на 22,45%, ЛУКОЙЛа — на 24,38%, НОВАТЭКа — на 25,41%.

«Дестабилизация цен на нефтяном рынке может привести к значительным негативным эффектам в деятельности энергетических компаний, чья доля в мировых фондовых индексах достаточно высока. Для многих стран от успехов нефтедобычи зависит и экономическое положение, что и вызывает опасения инвесторов», — отметил Антон Покатович. 

По мнению аналитиков, одновременное масштабное падение нефтяных цен и фондовых котировок может стать дополнительным фактором торможения мировой экономики. Так, согласно прогнозу Института международных финансов (IIF), уже в 2020 году рост глобального ВВП может замедлиться с 2,6% до 1%. Как ожидается, значение станет самым низким со времён финансового кризиса 2008 года.

«Альянс ОПЕК+ чётко и бескомпромиссно контролировал добычу чёрного золота на фоне падающего спроса на сырьё. Теперь нас ждёт честное рыночное ценообразование в нефтяной отрасли. Такое резкое падение цен происходит впервые в современной рыночной истории, и это стресс для мировой экономики», — добавила Анна Бодрова. 

Можно ли надавить на ОПЕК+

Президент США Джо Байден в числе других мировых лидеров просил основных производителей нефти, входящих в ОПЕК+, увеличить поставки, чтобы мир мог менее болезненно пережить переход к ситуации, когда  производители нефти окажутся не у дел, пишет The New York Times. 

Вероятно, в рядах группы ОПЕК+ постепенно накапливается «раздражение» в связи с тем, что «их просят поставлять больше баррелей — и делают это те самые западные лидеры, которые активно призывают к скорейшему переходу на возобновляемые источники энергии и к завершению эпохи нефти», цитирует издание записку Хелимы Крофт, главы отдела по изучению товарных рынков в инвестиционном банке RBC Capital Markets. 

Захочет ли ОПЕК+ быстрее увеличивать предложение? Скорее всего, нет. Страны, входящие в объединение, вероятно, предпочтут получить как можно больше прибыли сейчас, создать финансовые резервы и собрать средства для инвестиций в энергию солнца и ветра, а также в другие отрасли, которые могут со временем прийти на смену нефти, пишет New York Times. 

Прошедшая 4 ноября встреча ОПЕК+ подтверждает это — страны, входящие в объединение, отказались от более быстрого наращивания темпов увеличения нефтедобычи. По мнению представителей ОПЕК+, их действия направлены на обеспечение стабильности и сбалансированности нефтяного рынка, на котором сейчас нет такой волатильности и нестабильности, как на рынках других энергоносителей. 

Эпидемия и нефть: главное — чтобы люди перемещались

— Опыт прошлого года продемонстрировал непредсказуемость нефтяного рынка в свете коронавирусной эпидемии. Насколько велико сегодня ее влияние на нефтяной спрос? Ведь после дельта-штамма появляются следующие, тоже достаточно опасные.

— Саму пандемию сегодня вряд ли кто-то сможет прогнозировать. Но предположим абстрактно, что начнется пандемия коронавируса в той же форме, в какой она была в прошлом году — то есть когда страны боролись с ней карантинными мерами, удерживали людей в городах, в своих домах. Соответственно, люди опять будут меньше перемещаться и тратить топлива. В прошлом году на пике эпидемии это привело к снижению объема потребления нефти на 30% от нормального уровня. Но если это опять начнется — можно ждать падения потребления уже не на 30%, но в районе 10—15% точно.

— Некоторые эксперты и мировые лидеры считают, что тотальная вакцинация приводит и в дальнейшем приведет к росту мировой экономики — а значит, и спрос на нефть разгонит.

— Могу сказать так: если при наличии вакцины страны не будут ограничивать перемещение людей, тогда массовая вакцинация поможет избежать падения спроса на нефть. То есть ключевое здесь — разрешать людям перемещаться. А значит, они будут тратить бензин, авиационное топливо, другие виды горючего — и тренд на высокий спрос сохранится.

e617951bd8387133.jpgФото: realnoevremya.ru

Валютное давление

Глобальное падение нефтяных цен спровоцировало и заметное ослабление российской валюты. Так, 9 марта на международных торгах курс доллара вырос на 9,5% и впервые с марта 2016 года превысил отметку 75 рублей. Курс евро прибавил 11% и достиг 86 рублей. В последний раз аналогичный показатель можно было наблюдать ещё в феврале 2016-го.

5e6649e7ae5ac978490f4471.jpg
  • РИА Новости
  • © Алексей Майшев

На этом фоне Центробанк уже объявил о прекращении покупок иностранной валюты в рамках бюджетного правила. Такие действия регулятора должны поддержать рубль в ближайшее время.

«Банк России принял решение не осуществлять покупку иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках реализации механизма бюджетного правила на 30 дней. Данное решение принято в целях повышения предсказуемости действий денежных властей и снижения волатильности финансовых рынков в условиях значительных изменений на мировом рынке нефти», — говорится на сайте ЦБ.

Напомним, согласно бюджетному правилу, во время удорожания углеводородов Минфин через ЦБ покупает иностранную валюту и тем самым давит на рубль. При этом в случае обвала энергорынка министерство прекращает операции и давление на рубль слабеет. Как отметили в Центробанке, регулятор также может задействовать дополнительные инструменты для сохранения финансовой стабильности в случае необходимости.

Более того, в Министерстве финансов отметили, что при сохранении устойчиво низких цен на нефть государство гарантированно выполнит все бюджетные обязательства и поддержит финансовую и макроэкономическую стабильность за счёт достаточного объёма ликвидных средств Фонда национального благосостояния (ФНБ).

«По состоянию на 1 марта 2020 года объём ликвидных средств ФНБ и средств на счёте по учёту дополнительных нефтегазовых доходов составил более 10,1 трлн рублей ($150,1 млрд), или 9,2% ВВП. Указанных средств достаточно для покрытия выпадающих доходов от падения цен на нефть до $25—30 за баррель на протяжении шести-десяти лет (с учётом поступлений в рамках действия механизма демпфера)», — говорится в сообщении Минфина.

Смогут ли производители сланцевой нефти повлиять на ситуацию с предложением

Средняя цена безубыточности для большинства сланцевых компаний составляла $35–45 за баррель (североамериканский эталон WTI, текущая цена — $31), по подсчетам главы отдела исследований сланцевых месторождений Rystad Energy Артема Абрамова по состоянию на март 2020 года. Этот показатель значительно снизился за последние несколько лет: в 2013–2014 годах добыча сланца была рентабельна при ценах на нефть $75–100 за баррель. 

Казалось бы, что мешает сейчас производителям сланцевой нефти снова вступить в игру? По оценке отчета BloombergNEF, который цитирует «Прайм», резкого роста цен на нефть недостаточно, чтобы побудить американских добытчиков нефти активизировать бурение, что говорит о том, что усугубляющийся мировой энергетический кризис вряд ли сможет получить облегчение благодаря американским сланцевым месторождениям. 

По оценкам аналитиков BloombergNEF, поставки останутся ограниченными и в 2022 году, если спрос на нефть продолжит восстанавливаться, а ОПЕК+ не ускорит наращивание добычи нефти.

Одни из причин осторожности сланцевых компаний — многочисленные банкротства сланцевиков в США в 2020 году и финансовые трудности у оставшихся на плаву, в том числе из-за неудачного хеджирования. Это не позволит поднять им голову еще несколько лет даже при высоких ценах на нефть. 

Дешевые деньги от ФРС подталкивают нефть вверх

— С вашей точки зрения, сегодня цена на нефть сформирована балансом/дисбалансом спроса и предложения, или все-таки спекуляциями и спекулятивными ожиданиями?

— Здесь есть, конечно, не то чтобы спекулятивный момент, а скорее финансовый фактор. Потому что в качестве меры борьбы с последствиями коронавируса все государства стали поддерживать свои экономики. Они понизили ставки рефинансирования — а значит, и ставки по кредитам, чтобы предприятия смогли взять денег под низкий процент и возобновить остановленные производства. То есть помогать бизнесу все государства начали по одной и той же схеме, довольно классической — дешевыми кредитами.

И когда, прежде всего, США понижают ставку рефинансирования, то часть этих дешевых денег попадает на биржу, потому что инвесторы начинают на них скупать все подряд, в том числе и фьючерсы на нефть. Напомню, что и после кризиса 2008—2009 годов нефть стоила дорого — и сейчас мы видим, что она стоит дорого. Потому что регулятор Соединенных Штатов тогда тоже выбрасывал в экономику огромный объем новых долларов, понижая ставку рефинансирования. Но если ФРС начнет повышать ставку рефинансирования и, соответственно, кредиты станут дороже — часть денежной массы уйдет с биржи. И тогда нефть может чуть-чуть снизиться в цене.

— Говоря о трендах на нефть, чаще говорят о популярной парочке — Brent и WTI. А может ли поведение российской марки Urals пойти вразрез со своими «коллегами»?

— В целом, мы видим, что все марки находятся в одном тренде. О российской марке нефти Urals можно сказать следующее: в последние годы она стала очень востребованной. И, кстати, по отношению к другим сортам она дорожает. Какое-то время в прошлом году Urals торговалась даже с премией по отношению к Brent, а не с дисконтом, как обычно. Просто еще в 2019 году США ввели санкции против Венесуэлы, запретив своим НПЗ покупать венесуэльскую нефть — американские НПЗ начали искать какую-то приемлемую замену, и оказалось, что очень выгодно покупать как раз российскую Urals и российский же мазут (мазут они смешивают с легкими сортами нефти). Таким образом мы вытеснили Венесуэлу с американского рынка, стали вторым по объему поставщиком нефти.

В то же время в Европе множество нефтеперерабатывающих заводов уже настроены под Urals. Поэтому востребованность Urals большая и спрос на нее высокий. И, скорее всего, котировки Urals в среднесрочной перспективе вряд ли будут уходить вниз, по отношению к другим сортам нефти, а скорее, подрастут.

dcf1b5493af1b795.jpgФото: Максим Платонов

К чему готовится рынок

Таким образом, тренд на дальнейшее повышение нефтяных цен остается актуальным. Вопрос лишь в том, как долго цены на нефть будут расти.

Пока национальная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco уже повысила декабрьские цены для потребителей в Азии, США и Европе, буквально на следующий день после того, как ОПЕК + приняла решение не ускорять рост добычи. «Они вряд ли изменят позицию», — заявил Bloomberg Майк Мюллер, глава азиатского подразделения Vitol, крупнейшего в мире независимого нефтетрейдера. 

А американские нефтяные компании Occidental Petroleum и Pioneer Natural Resources отказались от хеджирования рисков снижения нефтяных цен в следующем году.  

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...