Первый зампред ЦБ Сергей Швецов: «Если бы был рецепт, как разбогатеть, все были бы богатыми» – KP.Ru

В эфире радио «Комсомольская правда» он дал советы начинающим инвесторам и всем, кто хочет сохранить свои сбережения

Образование

В 1993 г. окончил Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова.

Получил квалификацию экономиста-математика.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera

«НИКАКИХ ВАКЦИН НА РЫНКЕ ИНВЕСТИЦИЙ НЕ СУЩЕСТВУЕТ»

– Сергей Анатольевич, у нас в России просто бум частных инвестиций – 10 миллионов брокерских счетов открыто. Это очень много. Как вы прокомментируете эту тенденцию, разгон которой случился в прошлом году?

– Для нас это тоже некое удивление. Мы прогнозировали гораздо меньшую цифру. К слову, активно торгующих на бирже граждан гораздо меньше – около 1,2 – 1,3 млн человек (это те, кто совершает минимум одну сделку в 30 дней). Но это тоже очень много. Это и достижение фондового рынка, и большая ответственность. В последний год пришли те граждане, которые располагают не очень большим капиталом и не имеют опыта работы на фондовом рынке. Есть такая поговорка: не зная броду, не суйся в воду. Без знаний на рынок инвестиций ходить не надо. И да, сначала будут потери. Но их нужно воспринимать философски – это вклад в ваше образование, в ваш опыт. К сожалению, иммунитет здесь приобретается только через болезни. Каких-то вакцин на рынке инвестиций не существует.

– С какой суммой стоит идти на биржу?

– Самый важный момент – нельзя инвестировать последние деньги. Сначала накопите подушку безопасности (а она должна составлять от 9 месяцев до 2 лет вашего уровня потребления). Если получилось накопить больше, то уже с излишками стоит идти на рынок. Но лишь после получения базовых знаний. Если вы идете инвестировать, отдав все, что у вас есть, то это слишком дорогой опыт, этого делать ни в коем случае нельзя. Поначалу это должны быть небольшие суммы, которые вам не жалко потерять. И обязательно параллельно с этим нужно получать знания – через учебники или курсы.

– Поведение частных инвесторов, которые только-только вышли на рынок, напоминает поведение детей, набивающих себе первые шишки. Дети без страха лезут на любые горки, а инвесторы бесстрашно пытаются спекулировать. И последний год многим дал такое представление – мол, рынок всегда растет. Во что ни вложишь – все дает прибыль…

– Действительно, есть циклы. Бывает такое, что несколько лет подряд акции растут, и кажется – во что ни вложи, на всем заработаешь. Но потом происходит обратная ситуация, акции могут падать. И тогда люди, которые привыкли постоянно зарабатывать, они теряют.

В России наблюдается бум частных инвестиций - открыто уже 10 миллионов брокерских счетов.

В России наблюдается бум частных инвестиций – открыто уже 10 миллионов брокерских счетов.

Фото: Shutterstock

– Я думаю, многие частные инвесторы смотрят разные обучающие видео (на ютубе в том числе), где профессиональные инвесторы, аналитики что-то советуют и т.д. Можно ли им верить и с помощью их советов обыгрывать рынок?

– Как пишет знаменитый инвестор Уоррен Баффет, если вы хотите обыгрывать рынок, вы должны собирать абсолютно все новости, вы должны изучать компании, в которые вы инвестируете, вы должны изучать людей, которые руководят этими компаниями, вы должны изучать продукты, которые выпускают эти компании. То есть вы должны знать про эти компании абсолютно все. И учитывая ограничения, которые есть у нормального человека (и даже у профессионального инвестора), таких имен может быть 10 – 20. Вы не можете досконально изучить 500 компаний. Поэтому те люди, которые стремятся обыгрывать рынок, они становятся профессиональными инвесторами. И они должны все 24 часа тратить на то, чтобы изучать компании, в которые они инвестируют. Тем же людям, которые не хотят это делать, пассивные стратегии более показаны. Лучше вложиться в индексный фонд или отдать деньги в управление профессионалам, чем пытаться обыграть рынок просто так, не на основе знаний.

– Кстати, Уоррен Баффетт как раз в последние два года (в 19-м и 20-м году) показывал результат гораздо хуже рынка. То есть даже профессионалы ошибаются, и это тоже надо учитывать. Какой алгоритм вы бы посоветовали тем людям, которые сейчас задумались о том, чтобы выйти на фондовый рынок? То есть, как им туда наиболее безопасно заходить?

– К сожалению, ни один учебник и ни один лектор, ни один чиновник не научит, как разбогатеть на рынке капитала. Мы можем только рассказывать, как не потерять там деньги. Потому что, если бы был рецепт, как разбогатеть, все были бы богатыми. Такого рецепта не существует. Однако наработан опыт, как не потерять. Первое правило – не клади яйца в одну корзину. Если вы решили выйти на рынок инвестиций, наверное, неправильно на все деньги купить одну акцию или даже несколько акций. Должно быть разнообразие, то есть часть инвестиций – в акции, часть – в облигации, могут быть еще какие-то инструменты. Это разнообразие позволяет портфелю быть устойчивым и снижаться в цене меньше, чем снижается какой-то один актив, если бы портфель состоял из одного актива. Второе правило – при недостатке знаний лучше довериться либо советам финансовых консультантов, либо передать деньги в доверительное управление.

– А я вот не стал бы этого делать. Наоборот, никому не рекомендую. Потому что доверительное управление – это такая штука: всю прибыль с управляющим делим поровну, а все риски – на мне как на клиенте…

– Знаете, это как с врачом. Вы можете лечиться сами, а можете пойти к врачу и заплатить деньги за то, что он сделает диагностику и назначит курс лечения. Искусство в том, как выбрать доверительного управляющего. Да, здесь можно совершить ошибку. Но если стратегия пассивная, то комиссии будут низкими, и это позволит вам получить доход, средний по рынку. Это гораздо проще, чем самому составлять портфель, который повторяет среднее значение по рынку.

«При согласии, скажем, на «зеленую» ипотеку ставка будет не 4%, а 4,9%»

— Сергей Анатольевич, на сессии с участием главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной активно обсуждали тему «зеленых» инвестиций. Пока в качестве инструмента доступны только облигации, но недавно на Экологическом форуме тут же, в Санкт-Петербурге, вы говорили о том, что потребителя нужно приучать к сохранению окружающей среды, в том числе через «зеленую» ипотеку, «зеленые» вклады. Если про ипотеку более-менее понятно, то про депозиты поясните, пожалуйста. Эти привлеченные у граждан средства банки будут вкладывать в экологически чистые проекты?

— Сохранение планеты — это не задача правительств, а всех людей. И чтобы каждый гражданин имел возможность принять участие в ее решении, должен быть достаточно простой выбор между «зеленым» и не «зеленым». Финансовый рынок — такая же часть нашей жизни, как любая другая, поэтому и в этой сфере должен быть выбор. Если человек готов выбирать «зеленый» инструмент, то этим показывает, готов ли принимать участие в сохранении природных ресурсов для будущих поколений или нет.

И да, вы абсолютно правы, что «зеленый» вклад — это когда банк привлеченные с его помощью средства рефинансирует в переходные или «зеленые» активы. Что касается ипотеки, то это, соответственно, покупка в кредит экологичного жилья, при строительстве которого не использовались вредные материалы, отношение к рабочим соответствовало всем стандартам.

У 21% знания

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

— Но экологичные товары всегда дороже. Будет ли этот принцип распространяться и на «зеленые» финансовые инструменты?

— Да, будет какая-то незначительная разница в процентных ставках: депозиты будут чуть менее доходными, а ипотека, наоборот, но человек будет понимать, что таким образом вносит свой вклад в финансирование сохранения планеты. И при согласии, скажем, на «зеленую» ипотеку ставка будет не 4%, а 4,9%. Но это чисто гипотетически и для примера. Но у правительства есть возможности по субсидированию такой ипотеки в том или ином виде, чтобы поддержать экологию и тех, кто о ней заботится.

— А когда могут появиться новые инструменты зеленого цвета — ипотека, вклады?

— Проект «зеленой» ипотеки, конечно, более длинный. Нам надо для начала сформулировать, что такое «зеленый» дом, сейчас мы ведем такую работу с Минэкономразвития, «Дом.РФ». Кроме того, проектировщики зданий, строительные компании должны внести свои коррективы. Поэтому в соответствии с утвержденным стандартом «зеленые» здания, возможно, появятся через несколько лет. Но учитывая, что проектное финансирование появляется раньше, чем само здание, продукт проектного финансирования появится, возможно, уже через год.

В Министерстве экономики создана специальная группа, которая объединяет и участников рынка, и министерства, в том числе туда входит и Центробанк. Мы были одними из, скажем так, инициаторов создания такой работы, которая будет утверждать как раз стандарты по инструментам.

И когда мы утвердим стандарты по ипотеке, по проектному финансированию, уже можно будет выпускать инструмент.

Трудовая деятельность

1988–1993 гг. — студент Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

1993–1996 гг. — экономист 2-й категории, ведущий экономист, заведующий сектором Управления международных финансов Департамента иностранных операций Центрального банка Российской Федерации.

1996–2001 гг. — заместитель Представителя, Представитель — Глава Представительства Ост-Вест Хандельсбанка АГ в Москве.

2001–2003 гг. — директор Департамента операций на открытом рынке Банка России.

2003–2011 гг. — директор Департамента операций на финансовых рынках Банка России.

2011–2013 гг. — заместитель Председателя Банка России.

С 1 сентября 2013 г. по 2 марта 2014 г. — первый заместитель Председателя Банка России — руководитель Службы Банка России по финансовым рынкам.

С 3 марта 2014 г. — первый заместитель Председателя Банка России.

Член Совета директоров Банка России (назначен 10 октября 2018 года).

«Вопросы не сложные, сложны финансовые инструменты»

— Недавно ЦБ опубликовал консультативный доклад по регулированию экосистем. Как я понимаю, основные вопросы — будут ли эти системы открытыми или закрытыми, а также сохранятся ли такие подписки, как «СберПрайм», «Яндекс.Плюс». К чему вы больше склоняетесь?

— Мы вообще за открытость, поскольку она улучшает информированность потребителя и дает ему больше возможностей для переключения, в отличие от закрытой [системы]. Я пока не знаю, как эта бизнес-модель будет развиваться, мы сейчас только приступили к выработке регулирования, но что мне совершенно не нравится, так это если экосистема требует от поставщика работать только с ним или отказывается от его услуг. Это абсолютно неправильно.

С другой стороны, если экосистема платит поставщику за эксклюзив, то это нормально. Благодаря эксклюзиву экосистема может монетизировать свои инвестиции, например создание фильмов, книг, другого контента. Но для нас это тоже хорошо, поскольку, если у каждой экосистемы будет свой эксклюзив, а потребитель будет работать с несколькими, то будет легче делать выбор на лучших условиях по тем продуктам, которые повторяются.

У 21% знания

Фото: Depositphotos/danr13

— Еще в апреле участники финрынка подготовили базовый стандарт для защиты частного инвестора при продаже сложных продуктов и тесты, которые будут сдавать неквалифицированные инвесторы для допуска к покупке сложных продуктов. Когда они могут быть приняты?

— Мы проанализировали сами вопросы по тестам. Они делятся на две части. Первая связана с опытом инвестирования. Вторая касается непосредственно тех продуктов, которые вы собираетесь приобретать. И мы увидели, что подготовленные тесты недостаточно полно отражают знание гражданина по такого рода тестированию, обсудили это с участниками рынка, они с нами согласились. После доработки в ближайшее время стандарт выйдет, учитывая нормы нового закона.

— Может быть, тесты слишком сложные?

— Вопросы не сложные, сложны финансовые инструменты. Вопросы тестов не являются секретом, как и правила дорожного движения. Все вопросы будут публичными и на уровне брокеров, и биржи, поскольку мы заинтересованы, чтобы люди готовились к тестам.

Кстати, сам по себе вопрос — это уже подсказка, поскольку когда человек его читает, то задает себе вопросы, понимает ли он, о чем идет речь, и хочет ли он вкладывать деньги в этот инструмент. Если понимает, о чем речь, значит, обладает базовыми знаниями по тому, как работает этот продукт, как риски сопряжены с его использованием.

Поэтому мы тестируем вопросы на целевых аудиториях. Недавно НАФИ провело исследование в 53 российских субъектах, которое показало, что у 19% людей есть достаточные знания, а у 21% они на нуле, у остальных есть зачатки знаний. Мы провели тестирование также среди студентов Финансовой академии, опросив 3 тыс. студентов, в основном третьего курса по экономическим специальностям. И там тоже интересные результаты: большинство студентов не смогли ответить на половину вопросов. То есть уровень недостаточный даже среди специалистов.

— Про публичность тестов — это новость. Участники рынка готовили их в строжайшей тайне, чтобы люди раньше времени не разведали.

— Да, вопросы будут абсолютно публичными, непубличными будут варианты ответов. Неквалифицированный инвестор должен будет ответить «да», «нет» или «иное». Но ответы будут подбираться случайным образом, и, например, все ответы могут быть правильными, а может не быть ни одного правильного. И невозможно заранее подготовиться, что на вопрос три, например, надо отвечать пунктом четыре, поскольку брокер и сам не будет знать комбинацию, ее подберет машина.

У 21% знания

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Но вам не кажется, что все усилия по защите прав частного инвестора нивелируются за счет правила «последнего слова», когда человек не сдаст тест, но всё равно сможет инвестировать в сложные продукты до 100 тыс. рублей? Особенно с учетом, что по статистике, опубликованной на сайте ЦБ, 75% счетов у крупных брокеров на сумму до 10 тыс. рублей.

— Мы именно защищаем инвестора, а не запрещаем ему распоряжаться своими средствами законным образом, поскольку у граждан есть права. Ну, вы знаете, мы же, еще раз, защищаем инвестора. Все же идут на фондовый рынок по разным причинам. Кому-то и адреналина не хватает, поэтому они и в Forex вкладываются. Можно быстро заработать и быстро проиграть. Кто-то, напротив, хочет сохранить свои сбережения.

В любом случае людям нужен опыт, чтобы набраться знаний. Правило «последнего слова» — этот некий компромисс, который, с одной стороны, дает человеку возможность распорядиться своими деньгами, с другой, сама подпись, что человек в твердом уме и памяти, понимая, что не прошел тест, хочет вложиться в непонятный ему продукт, демонстрирует, что он берет на себя полную ответственность за это.

Кстати, брокер не обязан исполнять «последнее слово». Это еще один барьер по защите потребителей. Мы с участниками рынка работаем по введению этических стандартов при работе с потребителями финансовых услуг. Ведь по-хорошему брокер должен действовать в интересах клиента, даже если тот не всегда понимает свои интересы. И с точки зрения этических стандартов брокер не готов продавать финансовый продукт, который приведет к потерям для инвестора или неправильным результатам относительно его ожиданий.

— Думаете, брокеры будут отказываться от денег из-за соображений этики?

— Почему бы нет, если захочет сохранить потребителя на долгие годы, чтобы тот богател, инвестируя на фондовом рынке, а финпосредник наращивал свою комиссию.

— Какие еще меры вы готовите для защиты частного инвестора помимо уже известных?

— Я уже сказал об этических стандартах. Кроме того, предполагается расширение фидуциарной ответственности, которая уже существует на рынке пенсионных накоплений. Надо распространять это и на финансовых консультантов, управляющих иными инвестиционными инструментами.

«СЕЙЧАС МИССЕЛИНГ – ЭТО НАРУШЕНИЕ ЭТИКИ, А НЕ БУКВЫ ЗАКОНА. МЫ ХОТИМ ЭТО ПОМЕНЯТЬ»

– В банках при этом многим вчерашним вкладчикам предлагают еще более сложные продукты – под видом «улучшенных депозитов». Мол, рисков нет, а доходность может быть выше. Что это такое? И как сделать так, чтобы при посещении банка нам не смогли это продать?

– Ну, правило номер один – если вы идете в молочный магазин, не надо там покупать бензин. Если у вас закончился депозит и вы приходите в банк и спрашиваете клерка – вот у меня закончился депозит, что вы мне посоветуете, а клерк начинает вам советовать купить какие-то облигации и т.д., то вы должны точно насторожиться. Особенно если вам начинают рассказывать какие-то сказки про то, что это гораздо лучше депозита. Депозит – это идеальный продукт с точки зрения защиты, доходности и возможностей его использования в любой момент. По закону вы в любой момент можете забрать свои деньги, доходность по депозиту фиксирована и государство в пределах одного миллиона четырехсот тысяч рублей защищает его. Такого сочетания нет ни у одного другого инструмента. Инвестиции – это совсем другое.

– Но доходность же сейчас очень маленькая…

– Она не во всех банках маленькая. Есть банки, которые предлагают депозиты и под 5%, и под 5,5%. Есть агрегаторы, которые помогают найти депозит с максимальной доходностью в шаговой доступности от вашего жилья. В регионах, где банковское обслуживание не является столь насыщенным, как Москва, Санкт-Петербург, можно маркетплейсом воспользоваться (Finuslugi.ru – Прим. Ред.). В любом случае, вы можете сегодня найти депозит с доходностью выше инфляции. Это означает, что вы выполняете функцию сбережений, то есть сохраняете реальную стоимость денег. Если вам в банке вместо депозита предлагают какой-то сложный продукт, а вы никогда, кроме депозитов, ничего не делали, точно надо насторожиться.

– А если человеку этот продукт уже продали? Что с этим делать? Мне буквально в последний месяц два человека – один из Москвы, один из региона – сказали, что им такой продукт продали. И я за голову схватился, когда увидел, что это за продукт. То есть, менеджеры банков ради комиссии, несмотря на рекомендации Центробанка этого не делать, продают такие продукты, в том числе пенсионерам. Можно ли от них отказаться?

– Еще раз хочу подчеркнуть. Вы отвечаете за ваши деньги и за ваши действия. Понятно, что эмоционально вас ввели в заблуждение. По сути, это мисселинг. То есть, вам продали то, что вы не хотели покупать. Но надо быть более дисциплинированными и бережливее относиться к собственным деньгам. Мы делаем многое, чтобы ограничить сами продажи. Но в конце концов покупает сам человек. Хотя продает финансовый институт. Мы сейчас подготовили проект закона, который 10 марта будет рассмотрен в первом чтении в Госдуме. Он запрещает продажу такого рода инструментов до введения специального института тестирования. После того, как закон вступит в действие, будут созданы специальные тесты, и прежде чем человеку будет дано право приобрести такой продукт, он должен будет сдать такой экзамен. И если он не сдает этот экзамен, если он его не сможет сдать, то в этом случае он должен будет написать заявление. Примерный текст: «Несмотря на то, что я не сдал экзамен, что свидетельствует о недостаточности у меня знаний, тем не менее, я настаиваю, что я хочу приобрести такой продукт». Вот мы будем стремиться, чтобы сам текст заявления был сформирован таким образом, что на этом этапе 99,9% граждан отказались подписать такое заявление. То есть, поставить барьер на покупки продуктов, которые человек не понимает.

– Не будет ли такого эффекта, что человеку просто подсунут это заявление в кипе бумаг? Мол, не обращайте внимание, это пустая формальность…

– А это уже лечится надзором. Если мы будем видеть нарушения со стороны посредников, то у нас достаточно инструментов, чтобы это выявлять и пресекать. Сейчас этот мисселинг формально является лишь нарушением этики, а не нарушением буквы закона. Поэтому мы его должны перевести в нелегальную плоскость. Соответственно, объем мисселинга снизится.

Материалы для скачивания

Последнее обновление страницы: 11.08.2021

«Здесь государству не надо особо вмешиваться»

— Принято ли уже решение по отказу в налоговой льготе по ИИС (индивидуальные инвестиционные счета) при вложении в иностранные бумаги, или это пока на уровне обсуждения?

— У нас очень простая позиция: мы не понимаем, зачем давать преференции за счет российского бюджета при инвестициях за рубеж. Поэтому мы считаем, что правительство должно получить на уровне закона полномочия определять, по каким бумагам будет предоставляться льгота, а по каким нет. Поэтому если будет выпущено соответствующее постановление, то по ИИС-1 невозможно будет получить льготу, а по ИИС-2 и ИИС-3 она не будет предоставляться по части инвестиций в иностранные ценные бумаги.

Первый зампред ЦБ Сергей Швецов

Первый зампред ЦБ Сергей Швецов

Фото: ТАСС/Алеев Егор

Если компания зарегистрирована в иностранной юрисдикции, но при этом работает в России, например «Яндекс», Ozon, Mail.ru, то допустимо, чтобы она имела возможность попасть в список, по которому есть льготы.

— Будет ли разрешено вложить пенсионные накопления в ИИС-3, на что надеются профучастники?

— ИИС — это про инвестиции, а не про накопления. Это возможность заработать больше, чем по депозитам. Но при этом и риски выше. Достаточно того, что ИИС, в отличие от пенсионных накоплений, не защищены системой гарантирования, которая вскоре распространится и на пенсионные резервы, которые люди копят добровольно.

— Вы недавно запрашивали Минпросвет о возможности установления «родительского контроля». Получили ответ?

— Мир становится быстрее, и подростки с точки зрения цифровизации точно нас с вами опережают. Поэтому нормально, что возраст для инвестирования будет снижаться. Более того, некоторые люди выходят на рынок не для того, чтобы заработать, а чтобы получить знания. Какая разница, платит ли родитель за учебу ребенка в вузе или дает деньги, чтобы тот научился инвестировать. Поэтому мы выступаем за то, чтобы снизить планку для детей по возможности работы на бирже. Но пока окончательного консенсуса с правительством по этому вопросу не достигли.

— С какого же возраста дети должны выходить на биржу?

— Я считаю, что с 12 лет. Вопрос в знаниях. Есть продвинутые школы, которые преподают математику опережающим образом, поэтому дети к 12 годам имеют достаточные знания, чтобы начать пробовать элементарные финансовые продукты.

Мы говорим о целенаправленном желании родителей привить подростку культуру инвестирования, чтобы он применил соответствующие знания и опыт. Конечно, если речь идет о небольших суммах. Это не разорит бюджет семьи, но чрезвычайно полезно для самого ребенка. Без практики научиться инвестировать невозможно.

— Естественно, что будут установлены определенные ограничения?

— Дискуссия идет, но я считаю, что семья должна сама для себя решать, какие ограничения устанавливать. Это деньги семьи, поэтому здесь государству не надо особо вмешиваться.

«ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК – ЭТО БИЗНЕС, КОТОРЫЙ СТАРАЕТСЯ ЗАЛЕЗТЬ В ТВОЙ КОШЕЛЕК»

– Еще один важный аспект. Банки сейчас не предоставляют кредиты без страховок. То есть, в рекламе может говориться «от 6,9% годовых» или даже «от 3,9% годовых», но потом добавляется так называемая «финансовая защита – и эффективная ставка тут же прыгает до 12 – 13% годовых. Это же тоже введение в заблуждение и навязанная услуга?

– Прозрачность цены для потребителя – очень важный элемент. В этом плане у нас есть несколько законодательных инициатив, которые обязывают раскрывать структуру полной стоимости кредита. Реклама должна предполагать рекламирование именно тех цифр, которые формируют эту полную стоимость кредита. Для потребителя должно быть все понятно и прозрачно. Страховка должна быть отделена от кредита, и банк должен четко сказать: вот сколько стоит кредит, а вот столько – страховка. А когда начинается какое-то шельмование потребителя, то его просто вводят в заблуждение, привлекая низкой ценой, а дальше, когда он потратил время на то, чтобы пройти клиентский путь, ему уже отказываться от этого не хочется. Тем самым ограничивается право потребителя на добросовестный выбор. Мы с этим тоже боремся.

– Доходит до абсурда. Мне недавно звонил знакомый, который спрашивал – я хочу квартиру купить, мне что лучше взять: ипотеку или потребительский кредит? Я говорю: «В смысле? Ипотека же дешевле всегда». А он: «Мне банк предлагает потребительский кредит дешевле». Потом разобрались. Естественно, оказалось, что с учетом страховки реальная ставка была сильно выше, чем по ипотеке. А ведь мог переплатить…

– Потребитель должен немножечко быть скептичен относительно финансового рынка. Надо относиться к нему как к бизнесу, который стремится залезть в твой кошелек. Даже есть такая поговорка, что банки – это институты, которые в хорошую погоду пытаются тебе продать зонтик, а, когда начинают сгущаться тучи, пытаются его отобрать обратно. Надо быть скептичным, надо заботиться о своих деньгах, потому что вы – это главная линия обороны. Вы должны оборонять свои деньги. Мы, как регуляторы, делаем рынок менее опасным, но полностью исключить опасности, что вас обманут, введут в заблуждение, продадут вам ненужный продукт, мы это сделать в ближайшее время не сможем. Это культурное изменение, а культурное изменение требует времени. У нас сейчас большая работа по изменению именно этики отношений рынка со своим клиентом. Возможно, через несколько лет это будет абсолютно безопасно и человек будет доверять тому, что ему говорят. Сегодня это не так, поэтому защита денег от недобросовестных практик – это ваша задача. Регулятор будет делать свою работу и ее делает, но вы все-таки должны быть на стреме, что называется, и беречь свои деньги от потерь.

– Если вспомнить, лет 15 назад многие боялись держать деньги в банке, потому что он мог в любой момент лопнуть. Но потом появилось Агентство страхования вкладов. И все стало прозрачно и безопасно. Тут тоже ждем улучшений. Но есть один нюанс – они могут быть лишь в легальном секторе. А в нелегальном риски все равно остаются. Финансовых мошенников развелось очень много… Как понять, кто перед нами – нормальная финансовая организация или мошенник, выдающий себя за инвестиционного гуру?

– Простой пример. Чтобы купить лекарства, вы идете в аптеку. И это нормально. Но представьте, что у входа в метро стоит бабушка и продает те же таблетки, что вам нужны. Вы их купите у нее? Нет, конечно! Вот так же и на финансовом рынке. Нельзя в принципе рассматривать никакие предложения, вытекающие от финансовых посредников, у которых нет лицензии Центробанка. Никогда и никакие.

Финансовое здоровье – это тоже здоровье. Его тоже нужно беречь. Это то, как вы живете, это то, как вы себя чувствуете, это то, что вы себе можете позволить. Нет разницы между финансовым здоровьем и здоровьем биологическим. К сожалению, у нас достаточно молодой капитализм, мы в 1991 году в результате распада СССР получили новую страну, новую экономику. И у нас нет этой самой генетической памяти, которая делает невозможным использование левых квази-таблеток на финансовом рынке. И мошенники этим пользуются. Что они продают?

Мошенники продают мечту. И люди эту мечту иногда от безвыходности, иногда от малограмотности готовы покупать. Понятно, что вместо мечты вы получаете разочарование. Понятно, что эти мошенники очень часто меняют свои формы – они могут быть офисами, могут быть интернет-проектами, могут представляться детьми лейтенанта Шмидта. Если у нас нет такой генетической памяти, мы можем часто попадаться на их крючок. Что мы как регулятор делаем? Мы выявляем по 200 – 300 финансовых пирамид в год, закрываем нелегальные форекс-клубы и нелегальных кредиторов… К примеру, последние страшны тем, что за ними следуют нелегальные коллекторы. И какими способами они будут из вас вытаскивать деньги, страшно даже подумать. Каждый человек это должен воспринимать как аксиому. Бесплатный сыр – в мышеловке, хлеб продается в хлебном магазине, бензин – на бензоколонке, а лекарства – в аптеке. Если вы хотите покупать финансовые инструменты, идите к финансовому посреднику, который имеет лицензию Центрального банка. Это можно за пару секунд сделать на нашем сайте (www.cbr.ru).

– Очень многие россияне копят деньги на старость, но все-таки рассчитывают, что им в этом поможет государство. Пару лет назад Минфин и ЦБ планировали как-то видоизменить давно замороженную накопительную часть пенсии, но пока процесс затормозился. На каком этапе сейчас находится обсуждение? Появится ли что-то в ближайшее время?

– Прежде всего, накопительная пенсия гражданам доступна. Негосударственные пенсионные фонды продают такие продукты. Они называются пенсионными планами. Можете прийти туда и заключить такой договор. Чего не хватает? Не хватает софинансирования со стороны государства в виде налоговых стимулов и не хватает системы гарантирования. Мы сейчас над этим работаем. Система гарантирования позволит стопроцентно обезопасить некую минимальную сумму накоплений. Скорее всего, это будет тот же миллион четыреста тысяч рублей. Что касается налоговых стимулов, мы продолжаем это обсуждать с Минфином. Коллеги планируют внести этот законопроект в правительство в конце года. И я надеюсь, что он все-таки будет принят.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Вечеринка скоро закончится»: Самый известный инвестор в мире Уоррен Баффет предрек финансовый кризис

Американский мультимиллиардер опубликовал очередное письмо к акционерам своей компании (подробности)

Как не прогореть: 9 важных шагов перед тем, как начать инвестировать

Эти простые правила защитят вас и ваши деньги (подробности)

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...