«Мечел»: невыплаченные дивиденды по префам — ЭкспертРу (7 сентября 2020)

Результаты «Мечела» за 1 полугодие 2021 года.

История

«Мечел» на протяжении ряда лет испытывал проблемы с обслуживанием долговых обязательств, его задолженность не раз реструктуризировалась, а основные кредиторы компании были вынуждены создавать под нее крупные резервы.

Максимум по обыкновенным акциям «Мечела» был зафиксирован в начале февраля 2011 года — 960 рублей, после чего бумага безостановочно падала и к концу 2014 года достигала минимума 11,1 рубля. Новая волна роста отмечалась во второй половине 2016 года — бумаги поднимались в район 211 рублей за штуку, после чего вновь была затяжная волна снижения с откатом ниже 55 рублей к концу октября 2020 года.

«Префы» «Мечела» в апреле 2011 года стоили больше 560 рублей, в сентябре 2014 года падали ниже 9 рублей за штуку, в феврале 2017 года поднимались выше 160 рублей, а на панических «пандемийных» распродажах в марте 2020 года падали ниже 50 рублей за штуку.

Тем временем, чистый долг группы «Мечел» без пеней и штрафов на конец июня 2021 года составил 305,2 млрд рублей, сократившись с начала года на 6%. Это изменение обусловлено чистым погашением задолженности и укреплением рубля по отношению к доллару и евро, пояснил «Мечел». Соотношение чистого долга к EBITDA на конец первого полугодия составило 4,3х против 7,9х на конец 2020 года.

В середине июля 2021 года «Мечел» расплатился со всеми долгами по облигациям (погасил последний выпуск облигаций 4-й серии).

На фоне благоприятной конъюнктуры мирового угольного рынка «Мечел» опубликовал сильный отчет за II квартал (чистая прибыль, приходящаяся на акционеров, подскочила втрое по сравнению с I кварталом и составила 23,9 млрд рублей). В итоге бумаги раллировали в августе на рекордных оборотах. Обыкновенные акции «Мечела» во второй половине августа выросли почти на 60% (до 126,54 рубля на утро 31 августа), рост «префов» начался сильно раньше и только в августе перерос в ралли: с начала мая бумаги выросли более чем в 3,6 раза — до 261 рубля (с уровня 71,7 рубля). После этого 31 августа прокатилась волна коррекции: «обычка» просела на 5%, «префы» упали на 7%.

О проекте

Эльгинское месторождение угля — одно из крупнейших в мире, находится на юге Якутии. Его запасы по классификации JORC достигают 2,2 млрд тонн.

«Мечелу» принадлежали по 51% в трех активах Эльгинского проекта — «Эльгаугле», «Эльга дороге» и «Мечел Транс Востоке». По 49% в этих компаниях у Газпромбанка.

Металлурги или золотодобытчики – на кого сделать ставку

Про перспективы акций металлургов и золотодобытчиков рассказал Артур Беджанов, персональный брокер «БКС мир инвестиций».

Далее делимся мнением эксперта от первого лица.

В целом мы отмечаем, что результаты металлургических компаний выходят в рамках ожиданий как наших, так и коллег по отрасли. Здесь стоит подчеркнуть, что у нас остается достаточно позитивный макрофон.

Высокие цены на металлы продолжают сохраняться, хотя уже постепенно мы замечаем некоторое торможение в отдельных направлениях и стабилизацию цен, которая дает нам возможность рассчитывать на позитивные результаты и в следующем квартале в том числе с точки зрения дивидендной доходности.

Продолжение

Скользкий как уголь

Если посмотреть на сам «Мечел», то зарабатывает он не только на угле — у него есть еще и солидный металлургический дивизион. Горнодобывающие активы «Мечела» объединены в АО «Мечел-Майнинг» с ключевым активом «Южный Кузбасс» и Коршуновским ГОК, а также коксохимическая продукция холдинга производится на заводах «Мечел-Кокс» и «Москокс». Ключевые активы металлургического дивизиона — Челябинский металлургический комбинат, Братский завод ферросплавов и Вяртсильский метизный завод. Плюс энергетическое и логистическое подразделения.

Чтобы проиллюстрировать распределение доходов от всех групп активов, возьмем прошлогоднюю выручку компании. Выручка добывающего сегмента составила 92,99 млрд рублей, металлургия принесла 174,85 млрд, а энергетический сегмент (Южно-Кузбасская ГРЭС) — 28,72 млрд.

Но с металлургией, как и с углем, все тоже не радужно. Высокие цены на продукцию металлургов в 2016–2018 годах привели к перепроизводству. Ситуацию усугубила торговая война между Пекином и Вашингтоном, которая нанесла заметный урон металлургам. После чего пришел коронавирус и похоронил надежды на скорый рост цен. Рентабельность металлургического сегмента по EBITDA у «Мечела» с 14% в 2018 году упала до 7% в 2019-м (против 34 и 30% у добывающего сегмента соответственно).

Итоги первого полугодия 2020-го для «Мечела» неоднозначны. Добыча угля выросла на 45% год к году, до 8,8 млн тонн. Цифры хорошие, однако выручка за январь–июнь составила 131,7 млрд рублей, что на 11% меньше, чем за первое полугодие 2019-го. EBITDA в первом полугодии составила 22 млрд рублей, упав на 29% по сравнению с аналогичным периодом 2019-го. Из-за пандемии и падения рынков добыча больше, а толку меньше.

Сегодня тонна угля на мировом рынке стоит около 53 долларов. Если вычесть из этого затраты на погрузку и транспортировку, то получается, что угледобывающие компании получают «на руки» 10–15 долларов за тонну. Это ниже, чем себестоимость добычи угля на большей части шахт. Цены на уголь вообще несколько лет были не слишком благоприятны для производителей. В 2019-м они упали до трехлетнего минимума. Текущий же год отметился пандемией, и очередным падением цен. Естественно, стоит учитывать, что восстановление спроса на уголь займет какое-то время.

Неудивительно, что в таких условиях «Мечел» не может нормально зарабатывать — выручка не растет, компания то и дело сваливается в убыток (см. график 3).

Скудные заработки еще недостаточная причина, чтобы огромный комплекс более чем из двух десятков предприятий стоял одной ногой в банкротстве. В чем-то «Мечел» можно сравнить с тяжелоатлетом, который надорвался, пытаясь поднять запредельный вес. Таким весом стали капиталоемкие проекты, которые не окупились; самый главный из них — Эльга.

Причины всплеска спроса

Как отмечает главный аналитик по российскому рынку акций компании «Открытие Брокер» Алексей Павлов, «Мечел», как и другие отечественные компании отрасли, продемонстрировал очень сильные финансовые результаты по итогам I полугодия на фоне крайне благоприятной конъюнктуры как на рынке металлургического угля, так и стального проката. В результате у инвесторов появилась надежда, что компания наконец-то сможет разрубить «гордиев узел» долговых проблем, пользуясь благоприятной ситуацией.

По оценке начальника управления информационно-аналитического контента «БКС Мир инвестиций» Василия Карпунина, интерес к акциям «Мечела» обусловлен сильной отчетностью, ростом цен на уголь и сталь. Это позволило компании несколько снизить долг. Помимо роста цен на сталь и уголь, позитивный эффект на выручку оказало значительное увеличение объемов реализации к I кварталу по большинству ключевых сегментов. Увеличение выручки при сдержанной динамике операционных издержек привело почти к двукратному росту EBITDA кв/кв. Дополнительный позитивный эффект на чистую прибыль «Мечела» обеспечили курсовые переоценки на усилении рубля в размере 5,1 млрд руб.

По словам главного исполнительного директора «ВТБ Капитал Инвестиции», старшего вице-президента ВТБ Владимира Потапова, ожидается, что на пике цикла цен на уголь «Мечел» будет и далее активно сокращать долг. Чем дольше будут сохраняться текущие цены, тем быстрее компания сможет восстановить свое финансовое благополучие. Это станет базой для восстановления котировок обыкновенных акций «Мечела», и дивиденды, которые инвесторы получат по этим бумагам, в данном случае не являются основным преимуществом.

Как отмечает инвестиционный стратег компании «Алор брокер» Павел Веревкин, благодаря положительной конъюнктуре на товарном рынке компания смогла продемонстрировать впечатляющие финансовые результаты за 6 месяцев 2021 года. Главным драйвером ралли в акциях «Мечела» стали ожидания высокой дивидендной доходности по итогам года. По уставу, обладатели привилегированных акций могут рассчитывать на 20% от чистой прибыли. Теоретически по результатам первого полугодия компания заработала 45,7 рубля дивидендов на привилегированную акцию. Даже по текущим ценам дивидендная доходность составляет почти 20%.

Как отмечает портфельный управляющий «Сбер Управление активами» Александра Фалкова, всплеск интереса к акциям «Мечела» обусловлен взрывным ростом цен на коксующийся уголь начиная с середины мая, что, в том числе, обусловило рост выручки компании во II квартале на 43% кв/кв и взлет чистой прибыли почти до 24 млрд руб. Рост чистой прибыли будет потенциально транслироваться в рост дивидендных выплат на «префы» по итогам года.

Дороги, которые мы выбираем

Эльгинское месторождение расположено на юго-востоке Якутии и уникально в первую очередь своими запасами: 2,2 млрд тонн качественного коксующегося угля. Кроме того, месторождение можно разрабатывать открытым способом, посредством карьера (такая добыча дешевле шахт). Добыча на месторождении началась в августе 2011 года, однако ее объемы значительно ограничивались пропускной способностью железнодорожной ветки Эльга — Улак. Фактически «Мечел» более десятилетия строил инфраструктуру для вывоза добытого. Проложенная им железная дорога длиной 321 км берет начало на БАМе, от станции Улак Дальневосточной железной дороги. Один из крупнейших инфраструктурных проектов, начатых частным бизнесом, во многом и привел к тому, что месторождение в конечном счете пришлось пустить с молотка. В регионе крайне сложный рельеф местности, вечная мерзлота, и сложные природные условия сильно усложняют, а значит, и удорожают стройку. В 2016 году под давлением финансовых обязательств «Мечелу» пришлось продать 49% месторождения. Покупателем выступил Газпромбанк, пакет обошелся ему в 34,4 млрд рублей. Продажа почти половины месторождения сильно «Мечелу» не помогла, и в апреле текущего года актив был окончательно продан компании «А-Проперти» Альберта Авдоляна и Сергея Адоньева за 89 млрд рублей. Ранее подписанное между Газпромбанком и «А-Проперти» соглашение позволяет последней собрать 100% Эльги. Пока же «А-Проперти» готова уже сейчас вложить 130 млрд рублей для повышения выработки угля.

Но и полный отказ от Эльги помог не сильно — это серьезно не снизило долгового бремени «Мечела». «Еще до продажи Эльги мы считали, что фундаментальная оценка компании стремится к нулю. С продажей месторождения “Мечел” потерял актив, который, по крайней мере теоретически, мог бы помочь ему снизить долговую нагрузку в будущем, поэтому наш взгляд на компанию остается неизменным», —подытоживает продажу ключевого актива Артем Багдасарян.

Еще один капиталоемкий проект — универсальный рельсобалочный стан (УРБС) на Челябинском металлургическом комбинате (ЧМК) — был запущен в 2013 году. Комплекс, изготавливающий стометровые рельсы и различные фасоны стальных балок, на который потратили около 715 млн долларов, в теории выглядит очень перспективно. Это первое созданное в России с нуля производство длинномерных рельсов с мировыми технологиями прокатки, закалки, правки, отделки и контроля качества. Стометровый рельс изготавливается всего за 126 секунд. Однако и тут подвели железные дороги. ЧМК и РЖД договорились о поставке рельсовой продукции до 2030 года в объеме 400 тыс. тонн в год. Но первые несколько лет новый стан работал лишь на строительный сектор — поставки на РЖД все не начинались. Потом РЖД все же начала закупки, как и Московский метрополитен, использовавший в строительстве новых линий именно рельсы ЧМК. Но на нужные объемы поставок выйти не удалось: с момента запуска по конец 2019 года, то есть за пять лет, комбинат поставил порядка 1,3 млн тонн рельсовой продукции в адрес РЖД, метрополитена, промышленных предприятий и стрелочных заводов в России и за рубежом. Тогда как полная мощность стана — более 1,1 млн тонн продукции в год. Большую часть рельс РЖД по-прежнему закупает у «Евраза».

Если по итогам первого полугодия 2019-го ЧМК получил 3,4 млрд рублей прибыли, то в этом году убыток за полугодие уже составил 220 млн. Кроме того, вокруг завода разразился скандал с задолженностью по электроэнергии, достигшей двух миллиардов рублей, который дошел до суда.

С Донецким электрометаллургическим заводом (ДЭМЗ) вышло и вовсе плохо. «Мечел» приобрел завод у Альфа-банка в 2011 году за 537 млн долларов. В 2012 году завод был остановлен из-за падения спроса на продукцию. Позднее «Мечел» влил в ДЭМЗ 18 млрд рублей. А в июле 2016-го завод перешел под управление Минпромторга ДНР (попросту говоря, его национализировали).

Фундаментальный взгляд

По мнению Карпунина из «БКС Мир инвестиций», акции «Мечела» вряд ли можно назвать объектом исключительно спекулятивных потоков. Все-таки сложно спорить с тем, что ценовая конъюнктура на рынке угля и стали является благоприятной. Долгосрочный взгляд по бумагам осторожный из-за потребности в инвестициях и все еще высокой долговой нагрузки. В случае существенного снижения цен на продукцию настроения инвесторов могут вновь ухудшиться.

По оценке инвестиционного стратега компании «Алор брокер» Павла Веревкина, августовское ралли Мечела» стало результатом совокупности факторов. Безусловно, у привилегированных акций есть веские причины для роста, и спрос на них логически обоснован. У обыкновенных акций ситуация несколько иная — это, скорее, спекулятивный спрос, подогретый динамикой «префов». К тому же некоторые участники рынка полагают, что текущая ситуация на товарном рынке сохранится и во втором полугодии, что будет положительно отражаться на финансовых результатах компании. Это позволить рассчитывать на более активное снижение долговой нагрузки, которая на данный момент составляет порядка 305 млрд рублей. На данном этапе роста, как правило, в игру вступают частные инвесторы, тогда как крупные игроки прогнозировали сильные результаты еще в начале года. С большой вероятностью, набор ими позиций был еще в 1-м квартале текущего года, считает эксперт.

«С фундаментальной точки зрения дальнейшая динамика финансовых показателей компании будет в значительной степени зависеть от динамики цен на производимую продукцию, в частности, на сталь и коксующийся уголь. Сейчас цена на твердый коксующийся уголь FOB Австралия и цены в Китае находятся на максимальных уровнях за последние 10 лет. Принимая во внимание планы Китая по сокращению объемов производства стали, стоит ожидать постепенного снижения цен на уголь в среднесрочно-долгосрочной перспективе», — считает Фалкова.

На банкрота не тянет

Цены на продукцию и неудачные инвестиции уже много лет держат «Мечел» между «всем должен, но держится» и «почти банкрот». Однако до полноценного банкротства не доходит, потому что банкротить «Мечел» невыгодно ни государству, ни банкам-кредиторам. Для государства разорение крупного системообразующего холдинга — это не просто проблемы с парой заводов. На предприятиях «Мечела» работает около 70 тыс. человек, а кроме самих производств имеется еще и огромная обслуживающая инфраструктура. Если добавить к этому количество подрядчиков, которые зависят от «Мечела», картина получается еще более неприятная.

Банкам же активы компании не слишком–то нужны. Они крайне неоднородны, управлять всей этой массой предприятий нужно уметь. К тому же ценность всего комплекса заметно выше, чем его составных частей. А в случае банкротства «Мечела» банкам еще нужно будет что-то делать с его долгами, создавать под эти долги резервы и замораживать на неопределенное время собственные средства. Со всех сторон одни минусы.

Тем более что, как уже упоминалось, мораторий на процедуры банкротства компаний для «Мечела» имеет двоякое значение. С одной стороны, он действительно помогает компании, которая заметно пострадала от ограничительных мер и фактической остановки мировой экономики, с другой — из-за действия моратория «Мечел» не может выплатить дивиденды по привилегированным акциям, на которые по уставу «Мечел» направляет 20% чистой прибыли.

Если посмотреть на выплаты, то с 2014 года «Мечел» платил владельцам префов формальные «пять копеек». Ситуация изменилась только в 2017 году. По итогам 2017-го «Мечел» выплатил дивиденды из расчета 16,66 рубля на привилегированную акцию, и 18,21 рубля — по итогам 2018-го. По итогам 2019 года компания планировала выплатить дивиденды из расчета 3,48 рубля на акцию, но сделать это в срок не получилось. Теперь «Мечел» намерен выполнить обязательства по выплате дивидендов после окончания действия моратория. Запрос «Эксперта» в пресс-службу компании остался без ответа.

В статусе компании-зомби «Мечел» существует уже так долго, что успел надоесть даже в качестве спекулятивной идеи. Тем не менее это один из самых интересных сериалов на нашем фондовом рынке. Удастся ли Игорю Зюзину выплатить дивиденды и не лишиться своей доли и на этот раз? Смотрите в новом сезоне.

Отечественные аналоги

Ситуация с акциями «Мечела» напоминает историю бумаг «Россети Ленэнерго», которые в последние 5 лет (с 2016 года) сильно разошлись в цене из-за высокого уровня выплат на привилегированные акции. Так, например, дивиденды на обыкновенные акции «Ленэнерго» за 2020 год составили 0,2626 рубля, на «префы» — 15,1688 рубля, то есть с разницей в 58 раз. В итоге «обычка» «Ленэнерго» стоит сейчас 6,42 рубля, «префы» — 174,5 рубля (разрыв в 27 раз).

По словам Павлова из «Открытие Брокер», история «Мечела» при таком рассмотрении уже фактически повторилась, однако более сильное расхождение в текущих ценах между «обычкой» и «префами» маловероятно. Напротив, если по итогам текущего года «Мечелу» удастся прилично сократить долговую нагрузку, то может вернуться активный спрос на обыкновенные акции, ибо они станут главными бенефициарами возможного делевериджа (снижения закредитованности — прим. ИФ).

«Интерес к привилегированным акциям «Мечела» обусловлен особенностям устава и записанной в нем дивидендной политики. Дивиденды по «префам» платятся на основе чистой прибыли, а по обыкновенным акциям выплаты из-за высокого долга не осуществляются. Так что расхождение цен АО и АП во многом объяснимо», — отмечает Карпунин из «БКС Мир инвестиций».

Как добавляет Потапов из ВТБ, опережение «префами» «Мечела» цены обыкновенных акций произошло еще в 2018 году, и при текущей конъюнктуре рынка угля и неизменности ограничений на выплату дивидендов по обыкновенным акциям будет сохраняться. Ситуация для российского рынка не уникальная — уже есть кейс с бумагами «Ленэнерго» и «Сургутнефтегаза».

По словам Веревкина из компании «Алор Брокер», разрыв между «префами» и «обычкой» «Мечела» будет сохраняться ввиду отсутствия общего фактора высокой дивидендной доходности. Впрочем, не стоит недооценивать «веру людей в чудо», сейчас именно вера и жадность поддерживают спрос в обыкновенных акциях «Мечела».

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...