«Мать и дитя»: возможность вложиться в частную медицину на Московской бирже

Основатель крупнейшей в стране частной медицинской компании рассказывает, как она подстраивается под новые экономические реалии

Содержание

«Только собственные деньги и кредиты»

– Почему компания в 2015 г. сократила капзатраты почти вчетверо и какой план на этот год?

– В ноябре было завершено строительство госпиталя в Уфе. Кроме того, у нас возникли сложности с началом строительства госпиталя в Новосибирске – не хватало документов, исторический памятник там был и проч., поэтому мы только осенью вышли на площадку, инвестировав 300 млн руб. Также мы сделали два M&A. В итоге у нас получилось суммарно около 1 млрд руб.

В этом году мы вложим около 1 млрд руб. в Новосибирск, в Лапино – порядка 100 млн руб. и около 1 млрд руб. – в Самару, а также примерно 500 млн руб. планируем потратить на приобретения.

vedomosti.ru

MD Medical Group Investments PLC

головная структура ГК «Мать и дитя», управляющей одноименной сетью медицинских клиник
Акционеры: Марк Курцер (67,9%), остальные акции – в свободном обращении.
Крупнейшие институциональные инвесторы – Российский фонд прямых инвестиций (5,55%), Russia Partners (4,32%), JPMorgan Asset Management (3,1%).
Капитализация – $394 млн (13 апреля 2016 г., LSE).
Финансовые показатели (МСФО, 2015 г.):
выручка – 9,5 млрд руб.,
чистая прибыль – 1,8 млрд руб.

Основана в 2006 г. Объединяет 29 медицинских учреждений, в том числе 4 стационара и 25 амбулаторных клиник в Москве, Санкт-Петербурге, Уфе, Перми, Самаре и Самарской области, Иркутске, Ярославле, Новосибирске, Рязани, Новокузнецке, Красноярске, Омске и Барнауле. Три франчайзинговые клиники работают в Киеве.

– Есть ли у компании деньги на развитие? Может, вы рассматриваете вхождение в капитал стратегического инвестора?

– Нет, мы планируем использовать только собственные деньги и кредиты банков. У нас очень маленький долг – 0,6 EBITDA по итогам 2015 г. У нас открыта кредитная линия на новосибирский проект, из которой мы выбрали только 200 млн руб. Также на счетах компании на конец года было 1,7 млрд руб., этого достаточно, чтобы развиваться и выплатить 500 млн руб. дивидендов за год.

– Финансирование на проект в Самаре найдено?

– Думаем над несколькими предложениями.

– «Мать и дитя», должно быть, идеальный заемщик. Какая сейчас средняя ставка у компании?

– Мне рассказывали, что компания некоторое время назад рассматривала вариант вторичного размещения акций или продажу пакета частному инвестору.

– Сейчас мы ничего подобного не обсуждаем. Наши расписки на Лондонской бирже торгуются примерно по $6 за бумагу, мы считаем такую оценку очень несправедливой – должно быть не меньше $11–12. Поэтому по текущей цене и даже по $8–9 мы ничего не будем продавать, это очень дешево. Главное, что может повысить оценку компании, – наши растущие результаты, над чем мы продолжаем работать.

– На стоимости бумаг российских компаний отражается еще политический фактор…

– Какой вопрос вам чаще всего задают инвесторы?

– Какие планы, что я собираюсь делать, не будет ли каннибализации старых клиник при открытии новых.

– Сегмент прочих медицинских услуг составил 22% выручки и показал наиболее высокие темпы роста в 2015 г.: +70% год к году. Почему группа активно развивает это направление? До каких значений вы планируете довести в общей выручке долю этого сегмента и почему?

– В начале деятельности ГК «Мать и дитя» первые клиники компании делали акцент исключительно на заботе о здоровье детей и родовспоможении. Пациенты высоко ценили качество услуг и все чаще выражали заинтересованность в том, чтобы члены их семей также могли получать услуги в нашей сети. В то время как наш основной фокус – на здоровье женщин и детей – остается неизменным, мы пошли навстречу пациентам и постоянно расширяем спектр услуг.

– Бытует мнение, что с развитием частной медицины страдают госучреждения, потому что врачи предпочитают работать в частном секторе.

– Мы никого не перекупаем из государственных клиник, мы учим сами. Вообще, это все ерунда: у нас на всю группу четыре стационара, тогда как в Москве только роддомов 35, а с федеральными – под 40. Ну какая это угроза государственному здравоохранению?!

– Как много времени нужно частной медицине, чтобы разрастись до государственных масштабов?

– Я не знаю. У «Мать и дитя» есть задел для роста еще на 15–20 лет. В планах компании – построить минимум 10 госпиталей по всей стране, хотя емкость рынка позволяет довести их число до 40.

– Какие риски вы видите для отрасли и для «Мать и дитя» в частности?

– Единственный риск – это усиление кризиса. Развиваться в таких условиях будет сложно. Мы же работаем в рублевом сегменте с российским потребителем, если кризис будет усугубляться, мы сильно это на себе почувствуем.

– Какой критический порог вы для себя ставите, например, по инфляции?

– Мы не ставим никаких порогов, мы продолжим работать – нам некуда бежать. Это наша страна, это наш бизнес. Если же случится нечто катастрофическое в экономике, мы будем работать по ОМС, но не допустим, чтобы от нас уходили пациенты и врачи.

– Важна ли государственная поддержка для рынка частных медицинских услуг? И какой она должна быть, чтобы не мешать бизнесу?

– Я связываю наш успех в том числе с тем, что государство нас поддерживает. У нас, как и у всех медицинских учреждений, нулевая ставка налога на прибыль, очень правильная форма оплаты труда благодаря регрессивному социальному налогу, подоходный налог 13%. Другая важная деталь – бессрочная медицинская лицензия, что тоже сократило издержки. Прежде раз в три года 5–6 человек в компании целый год занимались только перелицензированием.

– Вопрос субсидирования процентных ставок обсуждается?

– Вопрос обсуждался, но пока решений не принято. Если бы были субсидии, мы, конечно, могли бы в разы больше брать кредитов, а значит, расти. Эффективную ставку в 3% (из расчета компенсации ставки рефинансирования 8,25%. – «Ведомости») обслуживать легко.

– В 2015 г. компания стала российским налоговым резидентом. Каковы результаты переезда?

– Самое важное – нам больше не надо возить менеджмент на Кипр, мы спокойно работаем в Москве. Второе – раньше, чтобы реинвестировать средства в клиники группы, мы были вынуждены сначала направить их из одной из российских клиник в кипрский холдинг, заплатив при этом 5% на дивиденды. После перехода в российское налоговое резидентство мы не тратим эти 5%, что позволяет нам больше вкладывать в собственное развитие. Третье – мы экономим на заседаниях совета директоров, которые теперь также проводим в Москве или по нашему решению на базе одной из наших клиник в регионах.

– Кто-то из зарубежных частных клиник предлагал вам продать компанию или долю?

– Сейчас нет, а раньше на нас смотрели. Мы встречались с одним зарубежным оператором, но это было больше похоже на обмен опытом: мы изучали, как они проектируют и строят клиники. Конкретных предложений по продаже у нас не было. Пока.

– Для зарубежных клиник и стратегических инвесторов российский рынок привлекателен?

– Я считаю, что да, это большая страна.

Обзор компании

Компания оказывает частные медицинские услуги в 25 регионах России через 6 медицинских центров и 36 клиник. 67,9% акций принадлежит основателю и генеральному директору Марку Курцеру. Курцер — акушер-гинеколог, академик РАН, доктор медицинских наук СМИ называют его «главный акушер Москвы». Достаточно уникальная ситуация для российской компании, когда генеральный директор-владелец является еще и человеком из профессии.

География присутствияПрофиль компании — акушерство и гинекология, больше половины выручки приходится на это направление, услуги предоставляются в верхнем ценовом сегменте.

Структура выручки

Компания перешла от узкой специализации в области женской медицины к более широкому спектру услуг. В 2020 году 44,6% выручки уже получено по другим направлениям, в 2019 году доля составляла 31%. Столь резкое изменение в последних результатах частично аномалия, так как компании пришлось переоборудовать один из медицинских центров «Лапино» в антиковидный центр. Вдобавок, с началом карантина действовала общая рекомендация врачей по переносу процедур экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Доходы от ЭКО имеют наибольшую долю в выручке. Во втором полугодии выручка этого направления начала восстанавливаться, но по году компания потеряла 10% в данном направлении. В будущем ситуация должна немного сгладиться, но компания однозначно перешла из статуса узкопрофильного медицинского учреждения. Не последнюю роль в этом сыграло также открытие «Лапино-2», в рамках которого функционирует онкологический центр, давший компании 1,3 млрд рублей выручки.

Структура выручки

Главный драйвер роста выручки прошлых лет — рост по количеству медицинских учреждений. Cопоставимая выручка последние годы также растет выше инфляции, за 2020 года она выросла на 18%. На операционном уровне проблем у компании нет: средний чек растет, после снижения показателей посещений во 2-ом квартале, их количество полностью восстановилось и в итоге вышли в плюс.

Не последнюю роль в смене статуса узкопрофильного медицинского учреждения сыграло открытие хирургического центра Лапино-2 в сентябре 2020 года. В рамках Лапино-2, кроме хирургического направления, функционирует онкологический центр, давший компании 1,27 млрд рублей выручки.«Лапино-2» — один из ключевых проектов последних лет, на строительство которого потратили 4 млрд рублей. Группа наращивает количество региональных клиник через открытия с нуля или через покупку конкурентов. Компания достаточно логично ведет себя в рамках данной экспансии, открыв большой медицинский центр в Тюмени, компания закрыла клинику, так как ее рентабельность снизилась.

Проекты компании

О компании

«Мать и дитя» — одна из крупнейших частных медицинских сетей федерального масштаба, существующая с 2006 года. Ее основная специализация — сфера акушерства и гинекологии: экстракорпоральное оплодотворение, роды, педиатрия. Также компания активно расширяет свою сферу деятельности в терапии, хирургии, онкологии и других сферах. Сейчас она состоит из 42 медицинских учреждений в 25 регионах России.

Компания активно расширяется, строя новые госпитали, клиники. В последние годы основные капитальные затраты сосредоточены вокруг самого большого госпиталя компании в Подмосковье — «Лапино». «Лапино-2» — это мультифункциональный госпиталь с различными отделениями и основным фокусом на онкологии. В госпитале 120 обычных и 11 реанимационных коек. Предполагается, что за год в госпитале будут делать 12 тысяч операций, а пациенты будут проводить в нем 40 тысяч койко-дней и проходить 180 тысяч амбулаторных приемов.

У компании есть планы строительства третьей очереди госпиталя, которая будет специализироваться на радиологии, уже в 2021 году и идеи о четвертой очереди — инфекционном корпусе.

Источник: презентация для инвесторов, стр. 18

Акушер-бизнесмен

Каждый рабочий день Марка Курцера начинается с совещаний с менеджментом «Мать и дитя» (MD Medical Group, MDMG). Лишь затем у Курцера появляется время для любимого дела — 57-летний медик регулярно проводит операции в госпитале в подмосковной деревне Лапино. Марк Аркадьевич любит сложные случаи, говорят коллеги. Также он выступает на медицинских конференциях. Курцер часто повторяет, что является прежде всего врачом, а потом уже бизнесменом, зарабатывающим деньги.

Зарабатывать деньги у Курцера получается отменно. В списке богатейших бизнесменов России журнала Forbes он занимает 139-е место, его состояние в 2014 году оценивается в $750 млн. Группа «Мать и дитя» специализируется на родовспоможении, гинекологии, репродуктивных технологиях (ЭКО) и педиатрии. Она объединяет 22 медицинских учреждения: четыре стационара и 18 амбулаторных клиник в Москве, Санкт-Петербурге, Уфе, Перми, Новосибирске, Самаре и Самарской области, Иркутске и Ярославле. По обороту (5,67 млрд руб. в 2013 году) сеть «Мать и дитя» уступает в РФ только сети частных клиник «Медси», принадлежащей АФК «Система».

Без ресурсов государственных клиник частную больницу с нуля не построишь. С 1994-го по сентябрь 2012 года Марк Курцер возглавлял престижный государственный роддом — Центр планирования семьи и репродукции, оборудованный по последнему слову техники. Акушерство оказалось очень благодатной профессией с точки зрения обретения нужных связей. Бурное развитие MDMG началось с открытия в 2006-м первого в Москве частного роддома — Перинатального медицинского центра (ПМЦ). Под строительство ПМЦ Курцер получил от правительства Москвы участок земли 1,36 га на льготных условиях. За два года ПМЦ вышел на полную загрузку, несмотря на то, что роды там в 2,5 раза дороже, чем платные контракты в государственных роддомах. Средний чек в ПМЦ сейчас составляет 325 тыс. руб., тогда как коммерческий контракт в государственной больнице — 120 тыс. руб. Сеть «Мать и дитя» может себе позволить нанимать лучших врачей. В московских стационарах группы «Мать и дитя» средняя зарплата акушера-гинеколога, принимающего роды, составляет 220 тыс. руб. «Мать и дитя» по прибыльности превосходит всех конкурентов-частников. Например, в 2013-м ГК «Мать и дитя» имела рентабельность EBITDA 28%, Европейский медицинский центр — около 15%, «Медси» — примерно 13%. Ни у кого из сетей-конкурентов пока нет роддомов, а медицинская компания, которая сочетает два формата — роддом и поликлинику, всегда будет более прибыльна, нежели просто -роддом или поликлиника, потому что пациенту можно оказывать пакет услуг и манипулировать маржой. Высокая прибыльность объясняется еще и схемой работы группы. «Мы не работаем по ОМС и очень мало по ДМС, 90% клиентов платят нам свои деньги»,— говорит генеральный директор группы «Мать и дитя» Елена Младова. Страховщики стараются сэкономить и бьются с клиниками за каждый рубль, а с физических лиц можно брать больше, чем со страховых фирм по программам ДМС.

254 млрд руб. составил объем рынка легальных платных медуслуг в РФ в 2013 году, по оценкам MDMG. Еще 121 млрд руб. приходится на сектор ДМС. Большая часть рынка медуслуг — это сектор ОМС (726 млрд руб.)

Младенец Марк

Полгода назад в социальной сети «ВКонтакте» появилась страница «Мой маленький Марк», созданная пользователем Mark Zareckii-Smirnoff. В разделе «Биография» проставлены даты: 08.11.12 — 03.12.12. Чуть ниже написано: «Я прожил всего то 25 дней ….но меня любили и любят. За меня папа и мама … борются» (здесь и далее орфография и пунктуация оригинала сохранены — прим. «Ленты.ру»). Справа, на черной прямоугольной плашке, размещена фотография младенца: тело опутано катетерами, на голове — голубая вязаная шапочка.

Все записи на странице сделаны от лица мертвого мальчика, основной лейтмотив — его убийство в родильном доме, который назван так: «Перенитальный Медецинский Центр, Москва, Севастопольский проспект 24 корпус 1». Большая часть записей — отклики на новостные заметки и статьи, в которых упоминается название сети клиник «Мать и дитя», куда входит ПМЦ, или имя ее основателя, главного акушера-гинеколога Москвы Марка Курцера. Некоторые ответы выглядят так: «Господа …не советую ни кому эту клинику…почитайте чем закончились роды …я на том свете».

Записи проиллюстрированы фотографиями, от вида которых неподготовленному читателю может стать худо: среди них, например, есть крошечный трупик, накрытый белым вязаным одеялом. Этот трупик уже пять месяцев лежит в морге Боткинской больницы. Полгода назад его назвали Марком — в честь Марка Курцера, лично принимавшего роды.

Родители покойного — Константин Зарецкий и Алевтина Смирнова — в рамках уголовного дела 21 мая 2013 года подали в управление по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ раздельные гражданские иски на сумму в полтора миллиарда рублей каждый. Двумя месяцами ранее, 19 марта, Следственный комитет возбудил уголовное дело №812023 «О привлечении к уголовной ответственности медицинских работников по факту гибели новорожденного ребенка, по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 109 УК РФ». Указанная статья звучит так: «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Смирнова и Зарецкий были признаны в этом деле потерпевшими.

Финансовые результаты

EBITDA компании растет вслед за выручкой, имея достаточно стабильный показатель рентабельности в 31.4%. Рост в 2020 году составил 30%, опасений за результаты середины 2020 года испарились.

EBITDA

Прибыль также растет, имея рентабельность 22,6%, высокий показатель на российском рынке. Западные аналоги имеют рентабельность в среднем 6%, а основной конкурент на российском рынке «Медси» имеет рентабельность 11,2%. «Мать и дитя» — один из самых крупных и эффективных частных операторов медицинских услуг в России.

Прибыль

У компании достаточно капиталоемкий бизнес, 3/4 активов составляют основные средства. Рентабельность основных средств с 2017 года снизилась из-за расширения в регионах, группа осознано сделала этот шаг для наращивания доли рынка. 2020 год, безусловно, выделяется, так как основной рост прибыли случился как раз в Москве.

Рентабельность основных средств

Высокая рентабельность обусловлена ограниченным количеством операционных расходов. 90% расходов приходится на 3 статьи.

  1. Зарплаты, которые составляют 52%, половина зарплат приходится на врачей.

  2. Материалы — 27,5%.

  3. Амортизация — 9,7%.

Свободный денежный поток компании в 2020 году заметно вырос.

Денежные потоки компании

Большая часть капитальных затрат складываются из строительства больниц. «Лапино-2» достроили в этом году, соответственно в ближайшие годы у компании появятся свободные денежные средства, которые могут пойти на погашение долга, увеличение дивидендов или M&A.

Структура капитальных затрат по сегментам

Проблем с долговой нагрузкой у компании нет, соотношение чистого долга к EBITDA составляет 0,5 — комфортный уровень для выплаты дивидендов или начала нового цикла капитальных затрат.

Долговая нагрузка

Близнецы

Зарецкий и Смирнова познакомились в 2001 году в московском клубе «Лекс». Константин Зарецкий — уроженец Уфы, приехал помогать друзьям «наводить порядок в заведении, поскольку это был единственный клуб в Москве, где проституции не было». Алевтина Смирнова — коренная жительница столицы, пришла устраиваться в клуб ди-джеем. По их словам, роман развивался очень быстро, в тот же год они поженились.

Бритоголовый подвижный крепыш Константин и субтильная длинноволосая брюнетка Алевтина производят впечатление гармоничной пары; работают они тоже вместе — музыкальными продюсерами. Рассказывают, что организовывали прошлогодний концерт Мирей Матье в Кремле и выступление группы ERA в «Крокус Сити Холле», а также были «в эксклюзиве по группе Papa Roach». Поисковые системы помнят Зарецкого в качестве одного из организаторов фестиваля «Эммаус», альтернативы рок-фестиваля «Нашествие». Когда-то, в один голос говорят Алевтина и Константин, у них было свое музыкальное агентство — «ИМА», но его у них «обманным способом отобрал Гарик Сукачев». «Из-за этого у нас суды идут уже три года, поскольку адвокаты Сукачева подсунули нам липовые договоры», — утверждают они.

Алевтина Смирнова и Саша

Алевтина Смирнова и Саша

Фото: Игорь Генералов / «Лента.ру»

Помимо проблем с бизнесом их жизнь омрачало лишь отсутствие детей. Смирнова утверждает, что после свадьбы «они пробовали зачать самостоятельно в течение года», а потом начали ходить по врачам в Москве: обошли все платные и бесплатные клиники — врачи лишь разводили руками, никто не мог ничего сказать.

Через десять лет «бесплодной» жизни в Москве пара решила поехать на обследование в Израиль: в Холоне, «детской столице Израиля», живет дядя Зарецкого, Алекс Цур, внештатный акушер-гинеколог частной тель-авивской клиники «Ассута». «Я родился в тот год, когда дядя уехал из России, и он, в качестве подарка семье, сказал: «Хватит связываться с мошенниками, приезжай, за две минуты решим»», — поясняет Зарецкий. В Израиле Алевтине вскоре поставили диагноз «непроходимость маточной трубы и пониженный уровень гормона пролактина». Она прошла несколько сеансов гидротерапии, подписалась на два месячных курса гормонального препарата «Кломифен», используемого в терапии бесплодия, и получила совет переехать жить «туда, где тепло». Этому совету Смирнова последовала — в 2011-м переехала в Таиланд, где занялась туристическим бизнесом. А 9 мая 2012-го — Смирнова точно помнит эту дату — она решила сделать тест на беременность и увидела две четкие полоски. В международном госпитале Смирновой сказали: «Поздравляем, у вас двойня». До конца лета она наблюдалась в больнице Бангкока, а 23 августа, в начале второго триместра беременности, прилетела в Москву. На вопрос «Зачем?» Смирнова отвечает просто: «Судиться».

Финансовые показатели

На протяжении последних лет выручка компании растет, и даже в пандемию компания неплохо справилась. Несмотря на снижение спроса в традиционных сегментах, компания нашла способ заработать: переориентировала госпиталь «Лапино» на работу с коронавирусными пациентами — это дало хорошие финансовые результаты.

Изменение структуры выручки по годам показывает, что компания действительно реализует свои планы по диверсификации бизнеса. Чистая прибыль растет не настолько уверенно, как выручка. Чистый долг рос в связи с большими капитальными затратами на «Лапино-2», но как только основные затраты на него закончились, компания сумела существенно снизить долг.

Мажоритарный акционер компании — ее основатель и CEO академик Марк Курцер, владеющий 67,9% через MD Medical Holding Limited. Остальные 32,1% акций компания считает находящимися в свободном обращении, но указывает в своем годовом отчете за 2019 год в качестве миноритарных акционеров более десяти фондов, в том числе РФПИ — 5,5% и Prosperity Capital — 2,6%.

Выручка и прибыль компании по годам в миллиардах рублей

Выручка Чистая прибыль Чистый долг
2016 12,2 2,28 1,64
2017 13,8 2,70 2,09
2018 14,9 2,83 2,95
2019 16,2 2,64 3,53
2020, 6 месяцев 7,97 1,47 2,31

Структура выручки по годам в процентах

2016 2017 2018 2019 2020, 6 месяцев
Роды 22 20 15 14 14
Акушерство и гинекология 18 16 19 19 17
ЭКО коммерческое 18 17 16 15 12
ЭКО по ОМС 4 6 8 9 5
Педиатрия 13 13 12 12 10
Хирургия и травматология 5 7 8 9 8
Лабораторные исследования 6 6 7 7 7
Диагностика 5 6 7 8 8
Медицинское другое 8 8 7 6 5
Немедицинское другое 1 1 1 1 1
Терапия 9
Онкология 4

Лабораторные исследования

Источник: финансовые результаты компании

Суды и роды

Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», Алевтине Смирновой и Константину Зарецкому принадлежит 50 процентов акций «Лакки Компани», занимающейся организацией концертов и других сценических выступлений. Это компания совсем новая, ранее пара работала в том самом «ИМА» («Индустриальное музыкальное агентство»), «обманом отобранном Гариком Сукачевым». Очередной виток судебных разбирательств с музыкантом, а также суд с компанией «Концерт.ру» (ее руководителя Зарецкий и его жена считают мошенником, он им платит той же монетой, две компании судятся в арбитраже по трем взаимным искам) и были причинами приезда беременной Смирновой в Москву.

В детали разбирательства с «Концерт.ру» Зарецкий и Смирнова не вдаются; суть тяжбы с Сукачевым в сумбурном изложении Зарецкого выглядит так: «В 2009 году попробовали сделать фестиваль в Зеленом театре [«Уроки русского»], чисто русского рока, с партнерами. Пригласили Гарика. Он нам заявил, что хочет за выступление 30 тысяч долларов, а мы передумали. Подписали с ним договор, где было написано, что мы платим ему аванс в 80 тысяч рублей, а если он не выступает, договор аннулируется». Как Сукачев отыграл концерт, устроителям не понравилось: «Нет, ну он хорошо сыграл, но у нас концерт из-за этого поехал. Через полгода мы узнаем, что уважаемый артист подал на нас в суд, требует 800 тысяч рублей, которые мы ему якобы не заплатили. Мы пришли в суд и увидели, что договор поддельный! А они решили нашу компанию обанкротить».

Константин Зарецкий

Константин Зарецкий

Фото: Игорь Генералов / «Лента.ру»

Позиция второй стороны обозначена в заметке агентства РАПСИ от 28 января 2013-го: «Столичный арбитраж в сентябре 2011 года признал обоснованным требование музыканта Гарика Сукачева ввести наблюдение в отношении ООО «Индустриальное музыкальное агентство», не заплатившего ему гонорар за концерт. В суде адвокат Сукачева Денис Кремер сообщил, что в июле 2009 года с «Индустриальным музыкальным агентством» был заключен договор на участие Сукачева и группы «Неприкасаемые» в концерте в Центре Стаса Намина в Москве. Концерт состоялся 8 августа того же года, размер гонорара составил 800 тысяч рублей. Однако агентство выплатило только задаток, а основной долг — 720 тысяч рублей — так и не погасило. В связи с этим Сукачев обратился в Бабушкинский районный суд, требуя взыскать с организатора концерта основной долг и проценты». Суд удовлетворил иск Сукачева к агентству в декабре 2009 года, потребовав взыскать с «ИМА» 747,36 тысячи рублей. К 2011-му эти деньги выплачены не были, после чего музыкант подал иск в арбитраж с требованием признать агентство банкротом. При этом конкурсный управляющий агентства выставил Смирновой, прежде занимавшей пост гендиректора «ИМА», еще один иск почти на 2,5 миллиона рублей — она якобы сняла эту сумму со счета компании без должного бухгалтерского оформления (суд удовлетворит этот иск спустя неделю после смерти Марка).

Находясь в Москве, беременная Смирнова наблюдалась в медицинском центре «Гиппократ». В Таиланд она собиралась возвращаться в ноябре, ближе к родам, но не успела, поскольку во время очередного УЗИ врачи обнаружили, что один из близнецов «обкрадывает» другого — грубо говоря, живет за его счет. На 33-й неделе беременности разница в весе между близнецами дошла до 300 граммов, и врачи «Гиппократа» посоветовали Алевтине лечь на сохранение в ПМЦ: «Сказали, что это одно из немногих мест в Москве, где берут роженицу платно, без документов».

На сохранение Смирнова поехала 8 ноября 2012 года, но вместо больничной койки попала сразу на родильное кресло: по дороге у нее отошли воды. Через час после того, как машина скорой помощи въехала в ворота ПМЦ, родился первый из близнецов, Саша; через десять минут на свет появился второй близнец, Марк. Для этого Алевтине пришлось сделать кесарево сечение — он шел вперед ручкой, а такие тяжелые случаи директор клиники Марк Курцер всегда принимает сам. Через полтора часа после начала родов Алевтину отвезли в отделение интенсивной терапии.

Смирнова вспоминает: «Саша родился сам, а по поводу Марка Курцер принял решение в течение двух минут — сын лежал боком, перевернуть его не получалось. Курцер молниеносно отдал распоряжение поднять меня в операционную и сделал кесарево сечение за 15 минут». Первый мальчик при родах весил 1330 граммов, второй — 790 граммов. Из-за экстремально низкой массы близнецам требовалось дальнейшее лечение.

Разовость хороших результатов 2020 года

В показателях 2020 года есть часть выручки, которая актуальна для 2020 года. Например, тестирование на коронавирус и КТ, проведенные по ОМС. Но у компании также появились новые направления выручки, например онкология, которая фактически за один квартал заработала 1,3 млрд выручки. Кроме онкологии, хирургический центр «Лапино-2» также отработал лишь конец года. В феврале 2021 года открыли многопрофильный корпус «Лапино-4», по масштабу он уступает «Лапино-2», но влияние на результат окажет. Не стоит забывать и о потере квартала в крупнейшем сегменте ЭКО, который во второй половине восстановился и выручка 4 квартала год к году увеличилась на 10%. Я думаю, что влияние описанных факторов сполна покроет снижение. Более того, коронавирус никуда не испарился, люди тестируются на антитела/вирус и проходят КТ.

Центр «Лапино» становится ядром компании и генерирует большую часть выручки и прибыли, а сама компания продолжает надстраивать к нему дополнительные корпуса. В этом есть преимущество для привлечения клиентов. Концентрация компетенций, особенно в части хирургии важна, она снижает страхи пациентов, если возникнут форс-мажорные обстоятельства.

Лапино

Почему акции могут вырасти

Растущая компания в растущем секторе. Компания не только сама растет и развивается, но и находится в растущем секторе. Рынок платных медицинских услуг в последние годы стабильно рос, доля теневого сектора в нем стабильно сокращалась в пользу легального сектора. При этом, по данным BusinesStat, по итогам 2020 года доля бесплатной медицины — ОМС плюс бюджет — составляет внушительные 65,8%, постепенно снижаясь с 70% по итогам 2014 года.

Дивиденды. Компания платит дивиденды в течение всей своей публичной истории. В сентябре 2020 года глава компании Марк Курцер в телефонной конференции с инвесторами рассказал о планах ежегодно выплачивать до 50% чистой прибыли в виде дивидендов.

Объем рынка платных медицинских услуг в России по годам в сопоставимых ценах 2019 года в миллиардах рублей

2015 794,7
2016 793,9
2017 812,1
2018 838,1
2019 846,5

Структура рынка платных медицинских услуг в России по годам

Теневой сектор Легальный сектор ДМС
2015 24% 62% 14%
2016 22% 64% 14%
2017 21% 65% 14%
2018 17% 69% 14%
2019 15% 71% 14%

Источник: РБК

Дивиденд на акцию и дивидендная доходность по годам

Дивиденд, Р на акцию Дивидендная доходность, %
2016 8,3 1,4
2017 10,67 1,8
2018 10,65 3,4
2019 18,5 6,0
2020, 6 месяцев 9,8 4,5

Дивидендная доходность, %

1,4

Дивиденд, Р на акцию

10,67

Дивидендная доходность, %

1,8

Дивиденд, Р на акцию

10,65

Дивидендная доходность, %

3,4

Дивидендная доходность, %

6,0

Дивидендная доходность, %

4,5

Источник: раздел «Дивиденды» официального сайта компании

Мультипликаторы, подсчитанные на основе финансовых результатов компании

P / E ROE, % Net debt / EBITDA
2016 19,1 18,4 0,45
2017 16,8 19,1 0,49
2018 8,33 18,0 0,68
2019 13,1 15,0 0,87
2020, 6 месяцев 12,3 15,0 0,5

Источник: сайт компании

Лечение

С Зарецким и Смирновой я встречаюсь в офисе адвоката Максима Смаля: квартира в сталинской высотке, черные кожаные кресла, прочая мебель — из полированного дуба. Там и сям расставлены фотографии звезд: Мик Джаггер, Арнольд Шварценеггер. Коляска, в которой гулит полугодовалый Саша, диссонирует с продуманной обстановкой.

В адвокатском портфолио Смаля — клиенты крупного калибра, способные произвести впечатление на обывателя: покойный Александр Абдулов, Сергей Доренко, Владимир Соловьев, Федеральная таможенная служба. Внешне Смаль похож на ухоженного Юрия Шевчука: на нем голубые джинсы и пиджак из синей шерсти с алым платочком в кармане, на ногах — броские туфли из кожи с парусиновыми вставками. С Константином и Алевтиной он знаком уже 12 лет, их интересы представляет бесплатно. Смысл претензий Зарецкого и Смирновой к клинике ПМЦ и всей сети «Мать и дитя» таков: второму из близнецов, Марку, проводили некачественное лечение некротического энтероколита — тяжелой болезни желудочно-кишечного тракта, довольно часто встречающейся у недоношенных младенцев. Из-за небрежности врачей Марк умер, считают родители.

Максим Смаль

Максим Смаль

Фото: Игорь Генералов / «Лента.ру»

Если верить эпикризу из ПМЦ, Марк заболел некротическим энтероколитом в первые сутки жизни. Две недели его лечили медикаментозно, на третьей неделе произошла перфорация кишечника, почти всегда сопутствующая этому заболеванию. 30 ноября на реанимобиле ПМЦ мальчик был перевезен в Филатовскую больницу, где ему сделали экстренную операцию. 3 декабря тело мальчика направили в Боткинский морг.

Родители Марка считают героями врачей «Филатовки», но к ПМЦ их отношение иное: Зарецкий утверждает, что недоношенных мальчиков предложил оставить на выхаживание до нормального состояния сам Курцер, лечение было платным, а значит, никаких осечек не предусматривало. «Он сам мне сказал, что у нас есть два варианта: перевести их в любую клинику Москвы, «но вы же понимаете сами, что это — государственная клиника, ничего хорошего там не будет, ни условий, ничего, у вас будет ограничение по времени, возможно, вам не дадут с детьми видеться в реанимации. Или вы можете оставить ребенка у меня, но у меня им будет дорого». Мы согласились на второй вариант, вопрос цены никто не обсуждал: десять лет детей у нас вообще не было, а родитель готов заплатить за своего ребенка любую сумму; конечно, в пределах возможного», — кипятился Константин. После родов Алевтину выписали из ПМЦ, а мальчики остались в отделении для недоношенных новорожденных.

Про то, что у Марка диагностирован некротический энтероколит, родители знали. «Но о манипуляциях и лечении нас в известность не ставили», — утверждают они. 30 ноября в час дня Константину позвонили из ПМЦ и сказали, что у одного из близнецов подозрение на перфорацию кишечника, так что Саша остается в центре, а Марка переводят в Филатовскую больницу. Там Марку сделали операцию, но родители считают, что из ПМЦ его привезли слишком поздно, время было упущено. Через два дня мальчик умер. Никаких документов при нем не было: переводные бумаги из ПМЦ, по мнению родителей, «не были заверены подписью и печатью и не являются подтверждением того, что именно Марка перевезли в Филатовскую».

Сразу после смерти сына Константин и Алевтина обратились к своему адвокату Смалю. Позже он заявит от их имени два гражданских иска на сумму в три миллиарда рублей. «По полтора ярда на каждого, полбака и полбака — по-любому целый бак».

Константин Зарецкий и Саша

Константин Зарецкий и Саша

Фото: Игорь Генералов / «Лента.ру»

Размер исков Смаль объясняет просто: «Марк Курцер — владелец крупной медицинской компании «Мать и дитя», к которой относится ПМЦ. Если мы, граждане, обращаемся в структуру, которая берет деньги за то, что нас лечат, то структура несет ответственность за то, что с нами делают. С учетом наших положительных отзывов и денег повышается капитализация, привлекаются западные инвесторы, компания расширяется, выходит на IPO и мировой рынок. Курцер является вдохновителем этой структуры, ее организатором и контролером. Он — лицо компании «Мать и дитя», он несет стопроцентную ответственность за каждую нянечку, которая не помыла пол, и человек поскользнулся, ударился, упал. Он несет ответственность за каждую врачебную ошибку». Смаль предполагает: из ПМЦ ребенка перевели в Филатовскую больницу специально, чтобы он умер на чужой территории и не портил статистику. На сайте ПМЦ якобы указывается, что в клинике существует отделение хирургии, но в разговоре со мной родители не уточняют, что речь идет лишь об отделении женской хирургии.

Врачи, к которым я обратилась, не считают, что медики ПМЦ или доктора Филатовской больницы совершили врачебную ошибку. «В этой больнице лучшая команда хирургов, новорожденных с малым весом оперируют только там», — говорит о Филатовской больнице Мария Мумрикова, врач-реаниматолог детской больницы №8, специализирующейся на лечении недоношенных новорожденных. Проблема состоит в том, что в московские отделения хирургии для новорожденных (их в городе всего три) берут только пациентов с перфорацией. «В ПМЦ нет хирургии для новорожденных, а в трех городских отделениях не хватает коек ни для платных, ни для бесплатных пациентов, это системная проблема, — говорит Мумрикова. — К тому же, пока нет повреждений кишечника, ребенка с малым весом можно и нужно лечить консервативными методами, операции он просто не перенесет». Лечение, проведенное Марку в ПМЦ, Мумрикова называет адекватным, добавляя, что в их больнице «маловесных» младенцев лечат так же. С ней согласен Владимир Гаркуша, кандидат медицинских наук и заведующий отделением выхаживания новорожденных в клинике при Первом медицинском университете имени И.М. Сеченова. Когда я зачитываю ему длинный список медицинских препаратов, которые давали Марку в ПМЦ, он квалифицирует его как «хорошее, современное лечение».

По информации «Ленты.ру», главврач Филатовской больницы запретил давать комментарии по делу Марка Зарецкого, но врачи, знакомые с ходом лечения младенца, подтверждают, что с медицинской точки зрения никаких нареканий к работе коллег быть не должно.

Доктор с докторской

Марк Курцер родился в 1957 году в Москве. Окончил 2-й Московский государственный медицинский институт имени Н. И. Пирогова. Работал в этом институте до 1994 года. С 1994-го до сентября 2012 года — главный врач Центра планирования семьи и репродукции человека (ЦПСиР). В 2001 году защитил докторскую диссертацию, тема — «Перинатальная смертность и пути ее снижения». Тогда же основал сеть медицинских клиник «Мать и дитя». В 2003 году -назначен главным акушером-гинекологом департамента здравоохранения города Москвы. В 2006 году открыл первый частный роддом в России.

Дивиденды

У компании нет четкой дивидендной политики, в 2019 году группа выплатила половину прибыли или 18,5 рубля на акцию, в 2020 году за полугодие также выплатили половину прибыли, 9,8 рубля на акцию.В марте 2021 года компания дополнительно рекомендовала дивиденд в 19 рублей на акцию, что также составляет 50% от чистой прибыли. Компания стала более прозрачна в подходе к выплате и в годовом отчете подтвердила, что неофициальная дивидендная политика заключается в выплате 50%. Кроме этого, в презентации есть заявление о том, что в планах платить дважды в год.

Дивиденды

Почему акции могут упасть

Инвесторы могут найти варианты поинтереснее. Компания уже больше месяца торгуется на Московской бирже. И хотя в первые дни объем торгов существенно вырос и несколько выросли котировки, к середине декабря они вернулись примерно к цене старта торгов. И это на фоне роста бенчмарка российского рынка — индекса Мосбиржи.

Инвесторов можно понять: компанию невозможно сравнить с ближайшими конкурентами, так как все они непубличные. Если же сравнивать с остальными компаниями, которые торгуются на Московской бирже, то можно найти более крупные компании, которые дают большую дивидендную доходность. Такие компании даже выигрывают от девальвации рубля за счет значительной валютной выручки.

Зависимость от доходов населения. «Мать и дитя» работает только в России, соответственно, зависит от уровня доходов населения. В этом году из-за пандемии и последовавшего за этим кризиса, по данным Росстата, доходы населения упали. Если они и дальше будут падать, то тенденция уменьшения доли бесплатной медицины сменится на обратную.

Конкуренты не дремлют. В 2016—2017 годах «Мать и дитя» была крупнейшей по выручке частной медицинской сетью России, а затем она последовательно пропустила вперед «Медси» и Европейский медицинский центр. Отрыв первой тройки от остальных достаточно велик, и тем не менее тенденция немного настораживает.

Отсутствие дивидендной политики. Дивиденды — это хорошо, но еще лучше, если они платятся в соответствии с понятной дивидендной политикой, которая дает большую определенность и прогнозируемость будущих дивидендов. К сожалению, «Мать и дитя» сформулированной дивидендной политики не имеет.

Выручка крупнейших частных медицинских сетей России по годам в миллиардах рублей

«Медси» Европейский мед. центр «Мать и дитя» «СМ-клиника»
2016 9,4 9,6 12,2 4,4
2017 11,7 10,7 13,8 5,0
2018 17,7 14,3 14,9 7,6
2019 22,3 16,4 16,2 10,0

Европейский мед. центр

9,6

Европейский мед. центр

10,7

Европейский мед. центр

14,3

Европейский мед. центр

16,4

Источник: аналитический центр Vademecum

Врач и бизнесмен

По итогам 2012 года 56-летний Марк Курцер вошел во вторую сотню списка Forbes, а за «прорыв в медицинском бизнесе» был назван «пионером года». Выручка основанной им компании «Мать и дитя» в 2012 году составила 4 миллиарда рублей, в саму же компанию входят ПМЦ, клинический госпиталь в Лапино и несколько центров в Москве, Петербурге, Уфе, Иркутске и Киеве. Акции его компании успешно размещены на Лондонской бирже и оценены инвесторами в 900 миллионов долларов.

На открытие госпиталя Курцера в Лапино, расположенного недалеко от резиденции президента в Ново-Огарево, в феврале этого года приезжал Путин. Он посещал также клинику «Мать и дитя» в Петербурге (в апреле 2011-го) и даже наградил Курцера орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (в июне 2012-го), а до этого — орденом Почета (в 2007 году).

Чек на роды в клиническом госпитале Лапино может достигать миллиона рублей; средний чек в ПМЦ, по данным Forbes, составляет 300 тысяч рублей: в 2011 году здесь приняли 2900 родов, что принесло 870 миллионов рублей — четверть выручки группы «Мать и дитя».

Марк Курцер, Владимир Путин и Вероника Скворцова в клинике «Мать и дитя» в Московской области

Марк Курцер, Владимир Путин и Вероника Скворцова в клинике «Мать и дитя» в Московской области

Фото: Алексей Никольский / РИА Новости

Люди, лично знающие Курцера, описывают его как «гениального врача с жестким и непростым характером». Основные претензии критиков сводятся к тому, что он вместо того, чтобы развивать бесплатную медицину (в качестве главного акушера-гинеколога Москвы), больше заботится о собственной прибыли. По мнению главного редактора еженедельника «Компания» Миланы Давыдовой, Курцеру «просто невыгодно, чтобы государственные клиники по качеству услуг не уступали частным», ведь стоимость акушерских услуг в клинике «Мать и дитя» в пять-десять раз превосходит расценки государственных роддомов (речь идет о родах по контракту), приводит статистику Давыдова. В своем материале «Роддом со связями» Давыдова прямо увязывает бизнес-успехи Курцера с его дружбой с высокопоставленными чиновниками, в частности — с главой госкорпорации «Ростехнологии» Сергеем Чемезовым.

Через два дня после гибели ребенка Курцер лично принял своего бывшего клиента Зарецкого и его адвоката. Эта встреча была записана на мобильный телефон Зарецкого; я слушаю ее несколько месяцев спустя. Суть записи сводится к тому, что за выхаживание близнецов в ПМЦ родители должны заплатить клинике порядка двух миллионов рублей. Смирнова и Зарецкий платить не готовы.

Ниже — выдержки из записи.

Человек с голосом, похожим на голос Курцера: «Я вам искренне говорю… Вы же меня не пишете? Нет оправданий нам, я вам говорю. Нет оправданий нам, но мы их найдем. Вам любой скажет: ребенок весом в 790 граммов — у матери в состоянии крайней тяжести. Перинатальная патология. Это — плод. И никогда еще в нашей стране за плод никого не осудили».

Человек с голосом, похожим на голос адвоката Смаля: «Вы назвали плодом ребенка, которого прописали в квартире, крестили!»

«Курцер»: «Если суд все признает, мы вернем все, до копейки. Но мы хотим, чтобы сейчас все лечение было оплачено. Это наше последнее слово. Я бы хотел все максимально формализовать. Вы нам заплатите за лечение, мы делаем все [для выжившего близнеца]. Параллельно с этим, когда будет готова вся гистология по [умершему] ребенку, вы положите мне все данные, и дальше мы с вами попытаемся заключить мировую. Если мировая у нас не произойдет, вы передаете дело в суд, я вам даю честное слово, что мы не будем срывать заседания своими неявками, мы заинтересованы в скорейшем решении этой проблемы, будут эксперты, будет экспертиза, решение суда, которое мы выполним».

«Смаль»: «Я двадцать лет в адвокатуре, наша судебная система не предполагает, что мы через суд сумеем добиться каких-то удобных для нас финансовых результатов. Я человек медийный, я буду действовать всеми возможными средствами — исключительно законными! Было бы гуманно не ставить вопрос об оплате всех финансовых счетов, пока мы не подойдем к моменту мировых (соглашений)».

Дальше на записи сумбур и крики. По словам Зарецкого, в этот момент Курцер предложил им миллион рублей «отступных». По другой версии, этот миллион Зарецкий требовал у Курцера.

Вскоре старшего близнеца, Сашу, родители со скандалом забрали из ПМЦ.

Дела и иски

Практически сразу после декабрьского разговора с Курцером Зарецкий и Смирнова написали обращения во все возможные инстанции — начиная от прокуратуры и заканчивая Росздравнадзором. Первые три месяца никакой реакции от госслужб не было. Только в конце февраля 2013-го на счастье Константина Зарецкого руководитель пресс-службы СК РФ Владимир Маркин решил освоить социальные сети. «Я увидел в новостях, что Маркин завел твиттер, 28 февраля я написал ему твит: типа вот такая проблема. Он отвечает: пришлите срочно, в чем суть, дает адрес почты. Я написал, СК отреагировал очень быстро», — восхищается Константин.

6 марта 2013 года была начата проверка по обращению Зарецкого и Смирновой «о привлечении к уголовной ответственности медицинских работников по факту гибели ребенка», через две недели было возбуждено уголовное дело, которое ведет один из самых опытных следователей СК Андрей Супруненко. В 2006 году он довел до суда громкое дело «битцевского маньяка» Александра Пичушкина, а три года спустя на первых этапах расследовал дело майора-убийцы Дениса Евсюкова. От каких-либо комментариев СК отказывается, ссылаясь на тайну следствия.

Не дает комментариев и Марк Курцер. Его «правая рука», генеральный директор компании «Мать и дитя», врач-репродуктолог Елена Младова на все вопросы отвечает сдержанно: «В ПМЦ для близнецов сделали все возможное. Один мальчик остался жив, другой, к сожалению, умер».

На медицинском портале Vademecum опубликовано мнение «источника, близкого к руководству» компании «Мать и дитя»: «Мы известная компания, сделавшая IPO. У нас просто пытаются вымогать деньги — эти люди приезжали и говорили: «Если вы не заплатите, мы просто испортим вам имидж»». Официальный комментарий главврача ПМЦ Елены Фомичевой куда суше. «Пациентка, ранее не обращавшаяся в ПМЦ и не имеющая медицинской документации, поступила экстренно во втором периоде родов. Врачи ПМЦ спасли жизни матери и двух недоношенных детей. Второй ребенок из двойни родился в тяжелом состоянии с экстремально низкой массой тела, в течение трех недель находился на лечении в ПМЦ. По медицинским показаниям ребенок был переведен в профильный стационар, где, как нам известно, умер через два дня», — ответила она мне официальным письмом.

По информации «Ленты.ру», в марте Курцер подал в УВД Юго-западного административного округа Москвы (на его территории находится ПМЦ) заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении Константина Зарецкого — за вымогательство в особо крупных размерах (ч.3 ст.163 УК РФ). По факту этого преступления 13 марта возбуждено уголовное дело, которое ведет следственная часть СУ при УВД ЮЗАО. Кто является подозреваемыми в этом деле, следователи не разглашают.

Счета за близнецов по-прежнему не оплачены, а тело Марка Зарецкого остается в морге. Его отец отказывается забирать тело, объясняя это, в частности, так: «Знаете, как следователи говорят? «Нет тела — нет дела»».

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...