Финансовая отчетность «Газпрома» по МСФО за первое полугодие 2021 года: анализируем итоги

30 августа компания опубликовала финансовую отчетность по МСФО за первое полугодие 2021 года, в которой отразила рост чистой прибыли почти в 29 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на фоне роста цен и объемов экспорта природного газа.

Положение на рынке и операционные показатели

К началу сентября цены на природный газ в Европе выросли с мая прошлого года более чем в 20 раз. На 14 сентября стоимость октябрьского контракта на поставку природного газа для европейских потребителей достигла рекордных 810 $ за 1000 м³.

Главной причиной роста цен стала холодная зима 2020—2021 года и жаркое лето 2021 года, а также частичное заполнение газовых хранилищ в Европе в преддверии холодов и начала нового отопительного сезона.

По данным Gas Infrastructure Europe, запасы газа в европейских подземных хранилищах на 30 августа минимальны за последние 10 лет. К началу сентября хранилища заполнены лишь на 66,3% против 90% в прошлом году. Традиционно отопительный сезон в Европе начинается в октябре, значит, времени восполнить запасы остается очень мало.

Если зимний сезон 2021—2022 года окажется холодным, Европа может столкнуться с дефицитом природного газа. На этих опасениях и растут цены, а это на руку «Газпрому». Менеджмент холдинга в пресс-релизе прогнозирует, что недозаполненость европейских хранилищ природного газа к уровню прошлого года достигнет 25%, а украинских — 30%.

Отмечу, что необходимость прокачки в Европу дополнительных объемов природного газа — еще один аргумент в пользу запуска «Северного потока — 2», укладка второй нитки которого уже завершена.

Цены. «Газпром» экспортирует газ в Европу преимущественно по долгосрочным договорам, поэтому цены для потребителей не столь волатильны, как на крупных газовых хабах, и зависят не только от текущего спроса и предложения на рынке, но и от ряда других факторов, в том числе от объемов добычи и стоимости альтернативных энергоносителей.

При этом стоимость поставок для российских потребителей формируется по другому принципу и регулируется государством. Цены на внутреннем рынке отличаются для населения и промышленных потребителей, а также зависят от ценового пояса из-за стоимости транспортировки. Так, в первой половине текущего года средние цены для российских потребителей оказались в 3,6 раза ниже, чем для европейских.

Для «Газпрома» по итогам первого полугодия средняя цена продаж природного газа в России выросла на 4%, до 4304,9 Р за 1000 м³; в страны бывшего Советского Союза — на 13%, до 11 051,9 Р; в Европу и остальные страны — на 63%, до 15 469,1 Р.

Средняя цена природного газа за первое полугодие, рублей за 1000 м³

Россия Страны бывшего СССР Европа и остальные
2017 3760,7 9107,4 11 117,2
2018 3925,8 8935,2 13 858,9
2019 4100,8 10 637,1 15 331,0
2020 4156,8 9803,5 9475,4
2021 4304,9 11 051,9 15 469,1

Источник: анализ отчетности руководства «Газпрома»

Объемы. Напомню, что объемы прокачки природного газа в первой половине прошлого года упали до многолетнего минимума на фоне кризиса в углеводородной отрасли и высокой заполненности европейских газовых хранилищ. В этом году ситуация обратная.

Объемы поставок природного газа на внутреннем рынке выросли на 13%, до рекордных 133,4 млрд м³. Экспортные поставки увеличились на 23%, до 138,9 млрд м³. Из них на страны бывшего Советского Союза пришлось 18,3 млрд м³, а на Европу и другие страны — 120,6 млрд м³.

Объемы поставок природного газа за первое полугодие, млрд м³

Россия Страны бывшего СССР Европа и остальные
2017 124,1 18,4 119,1
2018 129,6 20,6 128,5
2019 126,4 19,1 117,9
2020 117,6 14,9 98,2
2021 133,4 18,3 120,6

Источник: анализ отчетности руководства «Газпрома»

Пандемия убытков: вслед за нефтью Россия теряет газовые доходы

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Спрос мировой промышленности на природный газ сокращается из-за пандемии коронавируса, а вместе с ним падают и доходы российского бюджета. «Газета.Ru» пообщалась с экспертами и выяснила, чем это грозит отечественной экономике и как нынешний кризис отразится на инвестициях в одну из главных экспортных отраслей России.

По данным Федеральной таможенной службы, экспорт российского СПГ в январе-феврале этого года вырос почти на 50% в объеме, но принес на пять процентов меньше средств, чем в аналогичный период 2019-го – $1,37 млрд.

С трубопроводным газом все гораздо хуже: за первые два месяца 2020-го Россия продала за рубеж только 32,5 млрд кубометров – на 25% меньше, чем годом ранее. А получила за него только пять миллиардов долларов.

Суммарно в долларовом выражении экспорт российского газа в январе-феврале этого года составил около $6,5 млрд против $11,8 млрд за те же два месяца 2019-го.

Основная причина такого неутешительного результата – пандемия коронавируса, из-за которой во всем мире останавливаются производства, а значит падает и спрос на энергоносители.

В беседе с «Газетой.Ru» руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов обратил внимание на то, что в Италии заводы стали потреблять на 20-25% меньше газа. Похожие цифры видны по всему миру.

С этим согласна и старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова. «Предпосылки снижения цены на газ ровно те же, что и в ценах на нефть — пока мир сидит на карантине и в режиме самоизоляции, ему не требуется столько энергоносителей, как предлагают поставщики. При высоком объеме предложения и низком спросе вполне закономерно, что стоимость понижается», – рассказала она «Газете.Ru».

Но падение спроса на газ в странах ЕС вызвано еще и тем, что в конце прошлого года, когда никто не мог с уверенностью сказать, сохранится ли транзит российского газа в ЕС через Украину, европейские страны запаслись отечественным топливом впрок. В результате подземные газохранилища оказались заполнены, а опустошить их за теплую зиму не вышло.

Слишком высокий объем предложения не мог не сказаться на ценах: на прошлой неделе на европейской торговой площадке TTF газ торговался в районе 69,5 доллара за тысячу кубометров – почти столько же он стоит в некоторых областях России. Марсель Салихов объяснил это тем, что у главного российского поставщика топлива в Европу – «Газпрома» – контрактная цена привязана к нефтяным котировкам, но даже при этом она получается выше, чем цена на спотовом рынке. Поэтому европейские клиенты покупают у него минимальный объем, определенный договором, а остальное берут на срочном рынке гораздо дешевле.

Свет в конце тоннеля

Анна Бодрова предупреждает, что падение экспортных цен на газ ударит по отечественному бюджету, но в целом это не катастрофа. Россия заранее подготовилась к такому сценарию, создав Фонд национального благосостояния (ФНБ).

«Естественно, налоги с продажи ресурсов поступают в бюджет, но падение цены на газ вследствие замедления спроса пока не выглядит критичным для российской казны. Да, есть определенный болезненный момент, но пока это явно не контрольный выстрел в голову», – считает эксперт.

По словам главы Минфина Антона Силуанова, расходы федерального бюджета в этом году сокращать не планируется, а поддержат плановые затраты именно из средств ФНБ. Силуанов также уточнил, что к концу года в ФНБ останется около 7 трлн рублей, и даже если энергоносители не подорожают в обозримой перспективе, этих денег хватит до 2024-го года.

Но аналитики уверены, что нынешние цены на нефть и газ – не навсегда, и скоро углеводороды подорожают. В этом смысле перед российскими газовиками открываются новые возможности: они смогут занять свободную нишу после того, как с рынка уйдут убыточные производители.

Марсель Салихов считает, что если летом случится сезонный провал спроса на газ, часть американских производителей СПГ будет вынуждена приостановить производство, а это грозит им банкротством. Конечно, сами заводы никуда не исчезнут, а просто перейдут в собственность их кредиторов и впоследствии возобновят работу. Но к тому моменту российские поставщики займут их место на рынках Европы и Азии.

«Многие американские СПГ-заводы сейчас убыточны. Вместе со всеми затратами на закупку газа, его сжижение и транспортировку, производить СПГ сейчас просто не выгодно», – пояснил эксперт.

Единственное, что вызывает беспокойство некоторых экономистов – из-за низких цен на газ отечественные производители могут порезать свои инвестпрограммы. Но Салихов уверен, что это никак не скажется на перспективных проектах: основные инвестиции в инфраструктуру уже сделаны, и отказываться от своих планов российские газовики не станут. В худшем случае – введут их в строй немного позже.

«У «Новатэка» хорошо, что «Ямал СПГ» он уже достроил. Есть неопределенность с остальными заводами, по которым принято инвестрешение. Но от строительства они точно не откажутся, а просто сдвинут сроки, – говорит эксперт. Пик затрат «Газпрома» тоже прошел – основные инвестиции в «Северный поток — 2» уже сделаны, поэтому отказываться от стройки они не станут».

Об экспортерах

Экспорт СПГ из России осуществляют Sakhalin Energy и «Ямал СПГ». Sakhalin Energy — оператор проекта «Сахалин — 2» — занимается освоением Пильтун-Астохского и Лунского месторождений сахалинского шельфа, извлекаемые запасы которых оцениваются в 150 млн т нефти и 500 млрд куб. м газа. Акционерами Sakhalin Energy являются «Газпром» (50%), Royal Dutch Shell (27,5%), японские Mitsui (12,5%) и Mitsubishi (10%).

«Ямал СПГ» (50,1% у «Новатэка», по 20% — у французской Total и китайской CNPC, 9,9% — у Фонда Шелкового пути) — первый завод «Новатэка» по сжижению газа. Проект реализуется на базе Южно-Тамбейского месторождения на полуострове Ямал.

Нефть и газ приносят 40% бюджета

Доходы федерального бюджета России состоят из двух крупных категорий: нефтегазовых и ненефтегазовых.

Доходы от нефти и газа

Налог на прибыль нефтегазовых компаний

Налог на добычу полезных ископаемых

Таможенные пошлины на нефть, газ и нефтепродукты

Остальные

НДС

Акцизы

Налог на прибыль

В среднем 40% доходов бюджета приносят нефть и газ — это статистика за период с 2006 по 2019 годы.

struktura.png

Можно увидеть, что доля доходов от нефти и газа меняется от 35,9% до 51,28%, но эти колебания появляются не потому, что какой-то другой сектор начинает приносить больше денег, а из-за цен на нефть: когда нефть дешевеет, ее доля в бюджете уменьшается, дорожает — доля увеличивается.

40% дохода — это признак того, что Россия зависит от нефти и газа. К такой зависимости приводят два фактора:

  • нефть и газ — это основные экспортные продукты;
  • цена на нефть до недавнего времени была довольно высокой.

Зависимость от нефти в правительстве России обсуждали уже в 2001 году. Тогда нефть приносила 30—40% бюджета:

putin.png

Прошло 18 лет, и в 2019 году нефть и газ принесли 40,8% доходов, но сказать, что совсем ничего не изменилось за это время, нельзя. Случились две вещи: появился фонд национального благосостояния, и изменилась цена нефти.

Появился фонд национального благосостояния. Фонд формируется из нефтегазовых доходов: например деньги, с налогов на добычу полезных ископаемых не тратят на текущие нужды, а копят в фонде.

Деньги из фонда позволяют смягчать ситуацию в экономике и немного легче переживать кризис, но в большей степени власти берегут фонд для более тяжелого времени.

О фонде национального благосостояния на сайте Минфина

Нефть подорожала. В 2001 году нефть стоила от 17,5-32,2 $ за баррель, у власти было желание заниматься реформами и двигаться в противоположную от сырьевой экономики сторону.

Но затем цена на нефть стала расти: например, в 2014 году нефть стоила 85-115 $ за баррель, и власть потеряла интерес к реформам. И хотя в 2019 году цена нефти упала до 65-70 $ за баррель, она всё еще остается выше, чем в 2001 году.

Выручка и прибыль

Выручка от продаж «Газпрома» выросла на 50% и достигла рекордных 4352 млрд рублей. Основная причина — низкая база прошлого года, а также рост цен и объемов продаж нефтегазовой продукции.

Продажи природного газа составляют чуть больше половины от общей выручки холдинга. Остальной доход «Газпром» получает от продажи нефти и газового конденсата, продуктов нефтегазопереработки, электрической и тепловой энергии, а также от предоставления собственной газотранспортной системы.

Операционные расходы «Газпрома» выросли на 24%, до 3328,2 млрд рублей. На это повлияли рост налогов на добычу полезных ископаемых на 60%, увеличение расходов на покупку нефти и газа на 54% и получение убытка по курсовым разницам из-за переоценки дебиторской задолженности иностранных покупателей и выданных займов. Кроме того, компания отразила убыток от обесценения финансовых активов на сумму 41,5 млрд рублей.

В результате операционная прибыль выросла более чем в пять раз относительно низкой базы прошлого года и достигла рекордных 986,6 млрд рублей.

Финансовые доходы сократились с 459,4 млрд до 328 млрд рублей на фоне снижения прибыли по курсовым разницам и процентных доходов. Финансовые расходы снизились более чем в три раза, до 217,7 млрд рублей, из-за уменьшения убытка по курсовым разницам с 706,9 млрд до 183,1 млрд рублей.

Итоговая чистая прибыль холдинга достигла рекордных 968,5 млрд рублей, что в 29 раз превысило результаты аналогичного периода прошлого года.

Структура выручки от продаж

Газ 51%
Продукты нефтегазопереработки 27,4%
Сырая нефть и газовый конденсат 9%
Электрическая и тепловая энергия 6,9%
Услуги по транспортировке газа 2,6%
Прочее 3,1%

Продукты нефтегазопереработки

27,4%

Сырая нефть и газовый конденсат

9%

Электрическая и тепловая энергия

6,9%

Услуги по транспортировке газа

2,6%

Источник: пресс-релиз «Газпрома» за первый квартал 2021 года

Финансовые показатели компании за первое полугодие, млрд рублей

Выручка Операционная прибыль Чистая прибыль
2017 3209,9 484,4 381,3
2018 3971,6 879,3 630,8
2019 4076,8 780,9 836,5
2020 2903,1 190 32,9
2021 4352 986,6 968,5

Источник: финансовая отчетность «Газпрома»

Место нефти может занять айти-сектор

Путь, который мог бы привести России к успеху, такой же, как у других стран, — это диверсификация экономики. Если говорить просто, это значит, что деньги в бюджет должны поступать из как можно большего количества источников. Например, 10% от айти-сектора, 10% от импорта товаров, 10% от нефти и так далее.

В России достаточно образованное и информатизированное население — это позволяет надеяться на успешный сценарий.

Индекс образованности населения по странам

Образованная рабочая сила. В рейтинге стран по уровню образования Россия на 33-м месте из 189. Примерно такой же уровень в Сингапуре, Лихтенштейне и Греции.

Уровень образования рассчитывается по двум показателям: грамотности населения и количеству учащихся. Считается, что у развитых стран индекс 8 или больше, у России — 7.07.

Индекс развития информационных технологий

Высокий уровень информатизации. По индексу развития информационных технологий Россия на 45-м месте рядом с Чехией, Португалией и Италией. Индекс оценивает страны по 11 параметрам, например, насколько в стране доступны информационные технологии и хватает ли населению навыков, чтобы их использовать.

Задача государства — не мешать айти-сектору развиваться, тогда со временем он сможет занять место нефти и газа.

Долги и дивиденды

Долги. Компания сократила долг на 12%, до 3396 млрд рублей, благодаря росту денежных средств и их эквивалентов на 36% и уменьшению долгосрочных и краткосрочных кредитов и займов на 2%.

При этом показатель EBITDA вырос на 134%, что позволило снизить уровень долговой нагрузки по коэффициенту «чистый долг / 12м EBITDA» с 2,64 до 1,49. Это свидетельствует о низкой закредитованности и хорошей финансовой устойчивости компании.

Дивиденды. В этом году компания впервые перешла на выплату 50% от скорректированной чистой прибыли по МСФО и выплатила по итогам 2020 года 12,55 Р на акцию. По заявлению менеджмента, дивидендная база холдинга по итогам первой половины 2021 года с учетом всех корректировок на разовые и неденежные статьи составляет рекордные 845 млрд рублей. Таким образом, выплаты по итогу первого полугодия 2021 года могут составить 18 Р на акцию.

Отмечу, что в следующем полугодии финансовые результаты «Газпрома», вероятно, окажутся не хуже, чем в текущем, с учетом благоприятной конъюнктуры на газовом рынке для бизнеса в преддверии очередного отопительного сезона. То есть компания по итогам текущего года может выплатить акционерам не менее 36 Р на акцию, что более чем в два раза превысит рекордные выплаты 2018 года.

Динамика долговой нагрузки, млрд рублей

Чистый долг «Чистый долг / 12м EBITDA»
2016 1933 1,46×
2017 2398 1,63×
2018 3014 1,16×
2019 3168 1,7×
2020 3873 2,64×
1п2021 3396 1,49×

«Чистый долг / 12м EBITDA»

Источник: финансовая отчетность «Газпрома», расчеты автора

Нефтяные компании не могут изменить ситуацию

Теоретически нефтегазовые компании могли бы вкладывать часть прибыли в другие проекты, чтобы защищать себя от рисков и развивать экономику страны. Но есть ограничения — деньги и умения.

Нужны деньги, чтобы вкладываться в новые проекты. У нефтяных компаний не так много денег, как принято считать: цены на нефть снижаются, а налоги на добычу ископаемых и вывозные пошлины — нет. Сейчас задача этих компаний — хотя бы остаться при своих.

Нужны умения. Умение вкладывать деньги в новые проекты и выводить их на стабильную прибыль — удел немногих людей и фирм на рынке. Так происходит во всём мире, не только в России.

Примеров, когда крупная компания создает и развивает бизнес в другом секторе, практически нет, зато есть обратные. Например, когда появились персональные компьютеры, из всех производителей перестроиться смогла только Ай-би-эм, IBM, но и для нее это был тяжелый процесс. Еще пример неудачи — Кодак: компания потеряла гигантский рынок, когда появилась цифровая фотография.

Крупные компании не могут развивать новые секторы экономики — как правило, это способен делать только малый бизнес. Пример опять-таки можно увидеть в айти: практически весь этот сектор начинался в гаражах, а не в офисах крупных компаний.

Может помочь малый бизнес, но легких рецептов нет

Простого рецепта, как перестать зависеть от нефти и газа, нет, — это медленный и сложный процесс. Для России выход из зависимости от нефти связан с развитием малого и среднего бизнеса. Если во всём мире на малый и средний бизнес приходится около 60% экономики, у нас только 15% — есть куда расти.

Надеяться, что государство начнет развивать малый бизнес, не стоит. Государству интересны только те сегменты, которые уже сейчас приносят деньги, — это нефть и газ. Малый бизнес должен развиваться сам, постепенно вырастая до среднего и крупного.

Малый бизнес должен развиваться сам, постепенно вырастая до среднего и крупного

Еще один способ повлиять на ситуацию — участвовать в выборах. Предприниматели, самозанятые и наемные сотрудники могут голосовать на районных и муниципальных выборах за депутатов, которые поддерживают малый бизнес. И так постепенно продвигать их на более высокий уровень.

Россия — не первая страна, которая попадает в зависимость от сырья. С такой ситуацией в разные годы сталкивались Голландия, Саудовская Аравия, США. То, что у нас происходит с нефтью и газом, называется голландской болезнью.

Голландская болезнь

Голландской болезнью называют ситуацию, когда национальная валюта укрепляется на фоне бума в отдельном секторе экономики. Такое укрепление негативно влияет на экономику страны в целом, и обычно случается после открытия крупных месторождений нефти или газа, либо с ростом цен на них.

В 1959 году в Голландии открыли крупное газовое месторождение. Его быстро освоили и стали экспортировать газ в больших объемах. Через двадцать лет зависимость от газа привела к росту инфляции и безработицы, падению экспорта другой продукции и снижению доходов.

Процесс выглядит так: страна экспортирует нефть или газ и получает приток иностранной валюты. За счет этого притока укрепляется национальная валюта, и цены на другие товары страны растут. Товары становятся неконкурентоспособны на внешних рынках — они стоят дороже, чем такие же товары других стран. Компании не могут продавать прежний объем товаров из-за падения спроса и вынуждены увольнять людей и сокращать производство.

Рост доходов, которые страна получает от экспорта сырья, приводит к росту спроса и цен на неторгуемые товары — это те товары, что нельзя экспортировать, например квартиры и дома. Это тоже ведет к инфляции.

Из-за притока денег в экономику от экспорта сырья, у государства исчезает мотивация развивать другие секторы экономики. Особенно технологии и науку, которые как раз и определяют рост экономики в долгосрочной перспективе.

Чтобы решить проблему, нужно:

  • замедлять роста национальной валюты. Для этого доходы от экспорта сырья не пускают на рынок, а переводят в стабилизирующий фонд;
  • развивать другие сектора экономики.

При этом часть денег от экспорта сырья инвестируют в образование, аграрный и промышленный секторы экономики;

В Голландии проблему сырьевой зависимости решили с помощью диверсификации экономики: государство помогало малому бизнесу и постепенно избавилось от зависимости. Проблема в том, что Голландия — это демократическая страна, а Россия — не совсем.

Но Россия — не та страна, на которой нужно ставить крест. У нас есть возможности, умное население, немало специалистов с хорошим экономическим образованием и опытом в бизнесе. К тому же Центробанк работает над замедлением роста национальной валюты и формирует стабилизирующие фонды. При нормальных условиях несырьевая экономика будет развиваться успешно и быстро. Так что не всё так плохо.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...