Что сейчас происходит на финансовом и сырьевом рынке — Российская газета

Последние события на нефтяном рынке и развитие климатической повестки позволяют предположить, что период с высокими ценами на нефть еще впереди, но долго он не продлится. Четыре вопроса о будущем рынка нефти — в материале Forbes

В чем главная угроза для рынка нефти 

Аналитики Bank of America не первые, кто прогнозирует возвращение цен на нефть в $100 за баррель. Еще летом инвестбанк Goldman Sachs и крупнейшие мировые сырьевые трейдеры — Vitol, Glencore, Trafigura — дали прогноз по росту цены на нефть до $100 за баррель из-за снижения инвестиций в добычу. Тогда Brent торговался по $72 за баррель. «Проблема нефтяной отрасли не в спросе… За пять лет капитальные затраты снизились с $400 млрд в год до всего лишь $100 млрд. Поэтому есть опасения относительно поставок, что может привести к росту цен», — объяснял свой прогноз главный исполнительный директор Trafigura Джереми Вейр. 

Недоинвестирование отрасли — это долгосрочный фактор, который будет влиять на цены независимо от текущей ситуации со спросом и предложением. Министр энергетики Саудовской Аравии Абдель Азиз бин Салман сказал, что неопределенное будущее нефтяного рынка лишает стимулов инвестировать в отрасль. «Кто станет инвестировать средства сроком на три или четыре года?» — задается вопросом он. 

Новые договоренности по климату и политика ведущих стран в этой области только усугубляют ситуацию. На климатической конференции в Глазго более 20 стран подписали документ об отказе от госфинансирования проектов по добыче ископаемого топлива. В итоге теперь можно говорить о том, что отрасль будет недополучать минимум $18 млрд ежегодно, столько подписавшие документ страны в период с 2016-го по 2020 году суммарно вкладывали в добычу ископаемого топлива, по подсчетам некоммерческой организации Oil Change International. 

«Обрушить цены на нефть может сделка по иранской ядерной программе»

— Сейчас мы наблюдаем уверенный рост котировок нефти: после прошлогодних провалов она отыграла все потери, и сейчас фьючерс на Brent стоит уже больше 75 долларов за баррель. Может ли что-то этой осенью надавить на нефть, какие события или явления могут развернуть восходящий тренд?

— Есть соглашение ОПЕК+, которое как раз и призвано удерживать цену на относительно высоком уровне. При этом, может быть, Россия и хотела бы добывать больше нефти при условии даже более низкой цены. Нас устроил бы коридор в районе 50—60 долларов за баррель. Но Саудовская Аравия настаивает на том, чтобы цены были более высокими, поэтому мы пока довольно скромно увеличиваем свою добычу. Так что наличие соглашения ОПЕК+ становится фактором, удерживающим цены на нефть от падения.

Кроме того, мы видим, что сланцевые проекты США не очень-то активно восстанавливаются. Это происходит очень медленно, по сравнению с теми темпами, что были раньше, когда они быстро могли наращивать добычу. Потому что они [владельцы сланцевых нефтяных компаний] тоже боятся и не понимают, как американские власти будут поступать в ближайшем будущем. Мы видим, что разрешения на новые месторождения не выдаются, что стройки нефтепроводов останавливаются, и «зеленая риторика» (в апреле этого года президент Джо Байден заявил, что США намерены к 2050 году полностью прекратить вредные выбросы в атмосферу, — прим. ред.) выдавливает многие нефтегазовые проекты. Поэтому инвесторы предпочитают не вкладываться в их в развитие, а выводить средства «в кэш» — по сути забирать прибыль в виде дивидендов. Так что в итоге рост происходит не так быстро, как хотелось бы. И это удерживает цену на нефть на высоких уровнях.

Обрушить цены на нефть может сделка по иранской ядерной программе и снятие санкций с Ирана. Хотя сейчас Иран и входит в соглашение ОПЕК+, на него никакие квоты не распространяются. Но если страну выведут из-под санкций, то она сможет быстро увеличить объем нефтедобычи, где-то на порядка 1,5—2 млн баррелей в сутки. Конечно, это ударит по цене очень сильно, уведя ее в район 40—50 долларов за баррель. Тогда, возможно, даже придется пересматривать параметры соглашения ОПЕК+, как-то притормаживать восстановление добычи.

Но сейчас мы не видим продвижения соглашения по иранской ядерной программе, санкции с него не снимают. Поэтому пока, при прочих равных, все довольно стабильно.

075fc8477c6b1365.jpgФото: rueconomics.ru

Почему курс доллара только растет

Сейчас курс доллара достиг девятимесячных максимумов на фоне распространения дельта-штамма коронавируса в Азии и США, а также после публикации протокола заседания Федеральной резервной системы (ФРС) США от 27-28 июля. Так, чиновники ФРС считают возможным ослабить стимулирование покупки облигаций в этом году в случае дальнейшего восстановления американской экономики, даже несмотря на то, что в момент заседания еще не было известно о неожиданно сильных данных по занятости и условие «существенного прогресса» в направлении максимальной занятости не было выполнено, пояснил аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов.

Сейчас инвесторы ожидают начала ежегодного симпозиума ФРС в Джексон-Хоул, который пройдет на следующей неделе с 26 по 28 августа и где, возможно, будут более четкие сигналы и заявления по монетарной политике американского регулятора, добавляет аналитик.

Российский же рубль как рисковая валюта (в отличие от «защитного» доллара) подвергается давлению из-за распространения коронавируса, так как инвесторы переводят деньги в активы, считающиеся более надежными, а также из-за падения цен на нефть и удорожания доллара, которые неразрывно связаны (традиционно многие ресурсы торгуются в долларах, и укрепление американской валюты делает эти товары дороже для стран с иной валютой), уточняет Маслов.

По его прогнозу, осенью курс российской валюты будет находиться в диапазоне 72-76 рублей за доллар, а к концу года (если цены на нефть восстановятся) может стабилизироваться и находиться в коридоре 69-74 рублей за доллар.

Можно ли надавить на ОПЕК+

Президент США Джо Байден в числе других мировых лидеров просил основных производителей нефти, входящих в ОПЕК+, увеличить поставки, чтобы мир мог менее болезненно пережить переход к ситуации, когда  производители нефти окажутся не у дел, пишет The New York Times. 

Вероятно, в рядах группы ОПЕК+ постепенно накапливается «раздражение» в связи с тем, что «их просят поставлять больше баррелей — и делают это те самые западные лидеры, которые активно призывают к скорейшему переходу на возобновляемые источники энергии и к завершению эпохи нефти», цитирует издание записку Хелимы Крофт, главы отдела по изучению товарных рынков в инвестиционном банке RBC Capital Markets. 

Захочет ли ОПЕК+ быстрее увеличивать предложение? Скорее всего, нет. Страны, входящие в объединение, вероятно, предпочтут получить как можно больше прибыли сейчас, создать финансовые резервы и собрать средства для инвестиций в энергию солнца и ветра, а также в другие отрасли, которые могут со временем прийти на смену нефти, пишет New York Times. 

Прошедшая 4 ноября встреча ОПЕК+ подтверждает это — страны, входящие в объединение, отказались от более быстрого наращивания темпов увеличения нефтедобычи. По мнению представителей ОПЕК+, их действия направлены на обеспечение стабильности и сбалансированности нефтяного рынка, на котором сейчас нет такой волатильности и нестабильности, как на рынках других энергоносителей. 

Эпидемия и нефть: главное — чтобы люди перемещались

— Опыт прошлого года продемонстрировал непредсказуемость нефтяного рынка в свете коронавирусной эпидемии. Насколько велико сегодня ее влияние на нефтяной спрос? Ведь после дельта-штамма появляются следующие, тоже достаточно опасные.

— Саму пандемию сегодня вряд ли кто-то сможет прогнозировать. Но предположим абстрактно, что начнется пандемия коронавируса в той же форме, в какой она была в прошлом году — то есть когда страны боролись с ней карантинными мерами, удерживали людей в городах, в своих домах. Соответственно, люди опять будут меньше перемещаться и тратить топлива. В прошлом году на пике эпидемии это привело к снижению объема потребления нефти на 30% от нормального уровня. Но если это опять начнется — можно ждать падения потребления уже не на 30%, но в районе 10—15% точно.

— Некоторые эксперты и мировые лидеры считают, что тотальная вакцинация приводит и в дальнейшем приведет к росту мировой экономики — а значит, и спрос на нефть разгонит.

— Могу сказать так: если при наличии вакцины страны не будут ограничивать перемещение людей, тогда массовая вакцинация поможет избежать падения спроса на нефть. То есть ключевое здесь — разрешать людям перемещаться. А значит, они будут тратить бензин, авиационное топливо, другие виды горючего — и тренд на высокий спрос сохранится.

e617951bd8387133.jpgФото: realnoevremya.ru

В бочке повысилось давление

Цены на нефть с начала месяца упали на 12,3%, до значений мая этого года: ниже 66 долларов за баррель эталонной марки Brent. Основное давление на нефтяные цены оказало снижение импорта нефти Китаем, связанное с замедлением экономического роста страны и опасениями по поводу распространения дельта-штамма коронавируса.

В некоторых азиатских странах стремительно растет как число новых случаев, так и смертность. Строгость карантинных ограничений в регионе сейчас выше, чем несколько месяцев назад. При прочих равных это снижает объем спроса на энергоносители, что в условиях роста добычи со стороны ОПЕК/ОПЕК+ оказывает давление на нефтяные цены, считает старший аналитик УК «Альфа-Капитал» Максим Бирюков. Учитывая глубину коррекции котировок последней недели и снижение запасов сырой нефти в США на 3,2 млн баррелей, вероятность дальнейшего снижения в ближайшей перспективе сейчас невысокая, отмечает эксперт.

Если цены на нефть опустятся ниже 65 долларов, то в ситуацию наверняка вмешается ОПЕК+

По мнению главы отдела стратегий на товарно-сырьевом рынке Saxo Bank Оле Хансена, на нефтяные котировки также оказало влияние укрепление доллара после того, как ФРС сообщила, что может начать сокращать покупки активов. Нефть Brent движется к зоне поддержки — около 65 долларов, после чего рынок может консолидироваться. Вероятнее всего, котировки останутся в диапазоне от 65 до 75 долларов до конца 2021 года, уточняет Хансен.

Эксперт также обратил внимание на то, что если цены на нефть опустятся ниже 65 долларов, стоит ожидать вмешательства ОПЕК+. В критической ситуации страны альянса могут начать обсуждение приостановки согласованного увеличения добычи, что само по себе может поддержать котировки. Действительная же заморозка темпов наращивания производства участниками сделки до тех пор, пока не будет больше определенности со спросом, приведет к росту цен на нефть.

Дешевые деньги от ФРС подталкивают нефть вверх

— С вашей точки зрения, сегодня цена на нефть сформирована балансом/дисбалансом спроса и предложения, или все-таки спекуляциями и спекулятивными ожиданиями?

— Здесь есть, конечно, не то чтобы спекулятивный момент, а скорее финансовый фактор. Потому что в качестве меры борьбы с последствиями коронавируса все государства стали поддерживать свои экономики. Они понизили ставки рефинансирования — а значит, и ставки по кредитам, чтобы предприятия смогли взять денег под низкий процент и возобновить остановленные производства. То есть помогать бизнесу все государства начали по одной и той же схеме, довольно классической — дешевыми кредитами.

И когда, прежде всего, США понижают ставку рефинансирования, то часть этих дешевых денег попадает на биржу, потому что инвесторы начинают на них скупать все подряд, в том числе и фьючерсы на нефть. Напомню, что и после кризиса 2008—2009 годов нефть стоила дорого — и сейчас мы видим, что она стоит дорого. Потому что регулятор Соединенных Штатов тогда тоже выбрасывал в экономику огромный объем новых долларов, понижая ставку рефинансирования. Но если ФРС начнет повышать ставку рефинансирования и, соответственно, кредиты станут дороже — часть денежной массы уйдет с биржи. И тогда нефть может чуть-чуть снизиться в цене.

— Говоря о трендах на нефть, чаще говорят о популярной парочке — Brent и WTI. А может ли поведение российской марки Urals пойти вразрез со своими «коллегами»?

— В целом, мы видим, что все марки находятся в одном тренде. О российской марке нефти Urals можно сказать следующее: в последние годы она стала очень востребованной. И, кстати, по отношению к другим сортам она дорожает. Какое-то время в прошлом году Urals торговалась даже с премией по отношению к Brent, а не с дисконтом, как обычно. Просто еще в 2019 году США ввели санкции против Венесуэлы, запретив своим НПЗ покупать венесуэльскую нефть — американские НПЗ начали искать какую-то приемлемую замену, и оказалось, что очень выгодно покупать как раз российскую Urals и российский же мазут (мазут они смешивают с легкими сортами нефти). Таким образом мы вытеснили Венесуэлу с американского рынка, стали вторым по объему поставщиком нефти.

В то же время в Европе множество нефтеперерабатывающих заводов уже настроены под Urals. Поэтому востребованность Urals большая и спрос на нее высокий. И, скорее всего, котировки Urals в среднесрочной перспективе вряд ли будут уходить вниз, по отношению к другим сортам нефти, а скорее, подрастут.

dcf1b5493af1b795.jpgФото: Максим Платонов

Непоследнее китайское предупреждение

Относительно бирж лейтмотив текущей недели — снова ФРС и заявления ее руководства по вопросу количественного смягчения (программа выкупа облигаций с рынка самим регулятором, чтобы инвесторы вкладывались в акции и, следовательно, в экономику). Весь последний год фактор обширного монетарно-фискального стимулирования обеспечивал ралли в фондовых активах. Раздулась инфляция. Оценки грядущего завершения количественного смягчения были и раньше, но нужна была «отмашка» ФРС. Такой сигнал был получен: все большее число членов Федрезерва склоняются к целесообразности снижения темпа выкупа бумаг с рынка, причем уже в этом году. На сентябрьском заседании ФРС будут объявлены параметры секвестра, полагает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер.

Разумеется, на таком фоне рисковые активы соскользнули вниз, а доллар окреп, оказывая давление на товарные рынки. Учитывая перегретость рынков акций, потенциал падения сохраняется и дальше, считает эксперт.

Дополнительным фактором распродаж служит обстановка на фондовых рынках в Азиатско-Тихоокеанском регионе, говорит Зельцер. «Азиатские страны резко замедляются. Добавляет негатива драйвер ужесточения регуляторной функции Китая по отношению к ряду отраслей. Под жесткий контроль попал сектор IT, вызвав падение бумаг высокотехнологичных компаний», — рассказывает аналитик. Так, акции китайских техногигантов (Tencent и Alibaba) снова резко падали на фоне нового витка регуляторных ужесточений. Это произошло из-за того, что местная администрация по регулированию рынка выпустила проект правил, направленных на борьбу с недобросовестной конкуренцией в Сети. Как следует из документа, интернет-платформы обяжут открыть отрицательные отзывы и запретят продвигать только положительные.

Кроме того, предлагается запретить им перенаправлять клиентов на свой сайт, пока те просматривают товар или услугу в другом месте. Также операторов лишат возможности собирать данные и алгоритмы для анализа торговой информации конкурентов.

По мнению Зельцера, нисходящая тенденция рынка может продолжиться.

В конце июля китайский фондовый рынок переживал более глубокое падение (индексы теряли по 8-15% стоимости), и снова из-за ужесточения регулирования. Китайские власти тогда объявили, что частные образовательные сервисы должны работать на некоммерческой основе. Они лишены возможности привлекать финансирование от иностранных инвесторов через IPO. Также главный регулятор техносектора Китая приказал интернет-гигантам исправить антиконкурентные методы и угрозы безопасности данных.

К чему готовится рынок

Таким образом, тренд на дальнейшее повышение нефтяных цен остается актуальным. Вопрос лишь в том, как долго цены на нефть будут расти.

Пока национальная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco уже повысила декабрьские цены для потребителей в Азии, США и Европе, буквально на следующий день после того, как ОПЕК + приняла решение не ускорять рост добычи. «Они вряд ли изменят позицию», — заявил Bloomberg Майк Мюллер, глава азиатского подразделения Vitol, крупнейшего в мире независимого нефтетрейдера. 

А американские нефтяные компании Occidental Petroleum и Pioneer Natural Resources отказались от хеджирования рисков снижения нефтяных цен в следующем году.  

Байден нефти не указ

— Вы часто упоминали именно американскую политику и американские решения, сильно влияющие на нефтяной рынок. Получается, что из всех мировых игроков, включая Россию, ОПЕК и Китай, — именно от США зависят нефтяные котировки?

Я бы так не сказал, [трейдеры] смотрят и на то, и на то. Вот как раз на то, что Байден говорит, никто особо и не смотрит. Все смотрят на то, какие сигналы дает ФРС, что происходит со статистикой нефтедобычи и нефтяных запасов в США. Ну и, соответственно, смотрят на решения ОПЕК+, на выполнение сделки ОПЕК+, на планы организации по увеличению добычи, которые принимаются.

На какие-то политические заявления смотрят только в экстраординарных случаях. Скажем, если Байден вдруг заявит о снятии санкций с Ирана — такие громкие заявления да, повлияли бы на рынок.

— Верите ли вы в то, что до конца года цена на Brent улетит за 80 долларов за баррель?

Мне кажется, что нет. Мы же постоянно увеличиваем объем добычи нефти в рамках сделки с ОПЕК+. Может, и ненамного, но увеличиваем. И США потихоньку все-таки подрастают. Получается, и спрос восстанавливается, и предложение увеличивается. Поэтому не думаю, что нефть как-то далеко уйдет вверх. А если ФРС еще и повысит ставку рефинансирования, то с нынешних 75 долларов за баррель нефть опустится примерно до 65.

Сергей Афанасьев

ПромышленностьНефтьЭкономикаИнвестицииОбществоВласть

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...