Артур Александрович Исаев — ВикиКомпромат

Основатель инновационной компании «Институт стволовых клеток человека» Артур Исаев не хотел идти в хвосте технологических трендов и решил инвестировать в прорывные разработки

Ваш запрос не может быть обработан

Ваш запрос не может быть обработан

С данным запросом возникла проблема. Мы работаем чтобы устранить ее как можно скорее.

Биография[править]

Родился 24 июня 1970 года в Ростове-на-Дону.

Окончил Ростовский медицинский университет.

C 1999 года связан с конторой «Мауэр-Аудит и партнеры» (позиция — управляющий).

С 2003 года связан с конторой «Институт стволовых клеток человека» (позиция — генеральный директор).

С 2004 года связан с конторой «Гемабанк».

ИСКЧ — факторы роста и падения акций

⚠️ Если вы считаете, что какой-то фактор роста/падения больше не является актуальным, выделите его и нажмите CTRL+ENTER на клавиатуре, чтобы сообщить нам.

Санитар-оформитель и интерн-финансист

— Сразу поступили?

— С девятого класса я начал всерьез готовиться к поступлению в мединститут. Трудно представить, но я выучил наизусть, до последней запятой, восемь больших сочинений! Экзамены сдал прекрасно, но не поступил. Ректор лично показал мне мое сочинение — одно из тех, выученных. Там часть предложения была подчеркнута, и ректор сказал: вот, видите, здесь «лексическая ошибка». Это была неправда, и перенести это было тяжело.

Я уехал работать в районную больницу в Ростовскую область, в село Песчанокопское. Должности санитара там не было, а была должность художника-оформителя, поэтому я там выполнял сразу две функции — санитара и художника.

— Вы закончили ростовский мединститут, проходили интернатуру по урологии. Шесть лет напряженных занятий — а потом вдруг ушли в бизнес. «Что пошло не так?»

— Все пошло «так». Я поступил на второй год и был счастлив. Учился, полностью выкладываясь. Но шли времена перестройки! Это был вызов для всех. Начало 90-х полностью меняло жизнь и сознание людей. У меня был пример — мои родители. Они всегда были легки на подъем, не боялись перемен. Мама, с двумя детьми переехав из родного Дербента в чужой Ростов, сделала прекрасную карьеру в образовании. Папа всегда был предприимчивым человеком. Работал радиоинженером, потом перешел на железную дорогу и в тех рамках, что позволяла советская система, занимался бизнесом. К примеру, организовывал людей собирать урожай в ростовских совхозах. С 14 лет я и мой младший брат работали там с шести утра до позднего вечера все лето, яблоки собирали. Вечерами сил оставалось только на умыться и уснуть. Я заработал тогда безумные деньги, 2000 рублей в 1984 году. Родители, разумеется, мне их не дали, а положили на книжку, чтобы «купить машину». Там они благополучно и сгорели.

Так что труд и бизнес в моей жизни были всегда. С первого курса что-то делал помимо учебы. Работал массажистом, разгружал вагоны. Мы с товарищем организовали кафе в университете. Студенту всегда есть на что потратить деньги: кино, кафе, цветы, девушки. Наверное, поэтому я всегда видел много возможностей заработать. Но при этом и мысли не допускал, что не стану врачом. Считал, что все остальное — временное.

— Нет ничего более постоянного, чем временное?

— Именно. Появилось множество новых направлений, и мне все удавалось, будь то реклама или операции с ценными бумагами. К 94-му году мы с другом построили в Ростове успешную финансовую компанию, которая оказывала брокерские услуги. К тому времени я уже закончил интернатуру. И обнаружил, что все мои экономические знания — из журнала «Эксперт». Это был замечательный источник, но все-таки неполный, и я решил получить еще и экономическое образование. Переехал в Москву и поступил в бизнес-школу МИРБИСа — первый вуз в России, где давали степень MBA. Это были два с половиной года совершенно нового опыта. Но когда я получил диплом, начался кризис на фондовом рынке, он очень сильно мешал работе. И мы с партнером организовали компанию, которая консультировала в области управления и маркетинга. Тогда все руководители еще были советского образца и о многих вещах просто не имели представления: как эффективно управлять или строить рынок, как определить и выбрать успешную стратегию бизнеса, как подбирать управленческие кадры и так далее.

Банк пуповинной крови

Особенно его волновала тема клеточных технологий. О них говорили как о возможном грандиозном прорыве в медицине, но когда-нибудь в далеком будущем. Мечтатель постоянно лелеял эту тему, прагматик рассуждал, что из этого далекого будущего можно притянуть в настоящее. И они пришли к консенсусу: Артур остановился на создании банка пуповинной крови — теме, которая тесно связана со стволовыми клетками. Можно собирать стволовые клетки и хранить их до тех пор, пока не «посыплются» отработанные учеными и практиками приложения к ним и можно будет лечить тяжкие болезни и выращивать органы. Такие банки пуповинной крови уже появились в США и Европе. Исаев съездил в США и Сингапур и еще больше вдохновился. Рынок развивался и рос на глазах. Однако строительство банка с нуля потребовало бы огромных инвестиций — до нескольких миллионов долларов, которых на тот момент у Артура не было. И тут повезло: ему удалось договориться с банком криоконсервированных материалов РОНЦ им. Н. Н. Блохина, где хранились образцы костного мозга, используемого при трансплантации. Удалось не только избежать трат (хотя в любом случае они неминуемы — рано или поздно избежать их не удается), но и получить возможность набираться бесценного опыта у специалистов, работавших в криобанке. В долгих поисках сотрудников Исаев заполучил тогда первого своего единомышленника — Александра Приходько, который возглавил Гемабанк, открывшийся в 2003 году. Первые клиенты были на вес золота. Нужно было видеть молодых пап, приезжавших из роддомов со специальными пакетами с пуповинной кровью. Не очень убежденные в необходимости такой услуги, они все же свято верили, что покупают своеобразную страховку для своих детей. Исаев надеялся, что все пойдет гладко и через год-другой можно будет выйти на хороший объем, начать зарабатывать приличные деньги и наконец заняться «высоким искусством» — разработками.

Не вышло. Два года прошли на пределе выживания. Не способствовала успеху и массовая истерия в прессе по поводу стволовых клеток: любой связанный с ними бизнес обвиняли как минимум в обмане и шарлатанстве. В подробности никто не вникал, а ведь наряду с бизнесменами «от науки», предлагавшими тотальное омоложение с помощью инъекций стволовых клеток, работали добросовестные инноваторы. Так что обычные люди о стволовых клетках почти ничего не знали.

Определение хромосомных аномалий требует не только техники высокого класса, но и специалистов

Определение хромосомных аномалий требует не только техники высокого класса, но и специалистов

Фотография: Дмитрий Лыков

Ситуация улучшилось лишь после первого успешного опыта трансплантации хранимых в банке гемопоэтических клеток (стволовые клетки, дающие начало некоторым клеткам крови) мальчику, больному нейробластомой. Врачи прогнозировали, что жить ему осталось совсем немного. Операция и химиотерапия не помогли. Оставалась надежда на новую технологию — пересадку стволовых клеток. Но родительские клетки были не совсем совместимы. Врачи говорили: вам надо родить ребеночка и взять клетки из пуповинной крови. Родителям даже спешить не пришлось, женщина в суматохе не обратила внимания, что уже два месяца как беременна. Родился мальчик. И выделенные из пуповинной крови гемопоэтические клетки были сохранены в Гемабанке, размножены и введены старшему брату, после чего он стал оживать. Это случилось в 2005 году. Все были рады, но лишь два года спустя Артур смог назвать это своей победой: онкология страшна, никто не мог гарантировать, что через полгода или год мальчику не станет хуже.

С того времени было проведено немало трансплантаций, когда удавалось спасти больных детей от таких наследственных заболеваний, как анемия Фанкони, синдром Швахмана—Даймонда, лейкоза, ДЦП. Сегодня в Гемабанке, имеющем более 150 представительств, хранится более 26 тысяч образцов гемопоэтических клеток.

О компании

На бирже в публичном доступе в настоящий момент торгуются обыкновенные акции ПАО «ИСКЧ» — тикер ISKJ. Они относятся к сектору рынка инноваций и инвестиций, первичное размещение было проведено в 2009 году, акции включены в индекс MOEXINN рынка инноваций и инвестиций с момента его создания в 2011 году. Из компаний, входящих в холдинг, листинг на Мосбирже есть у ПАО «ММЦБ», облигации, тикер GEMA.

Обе ценные бумаги группы компаний относятся к третьему котировальному списку — малоликвидным инструментам фондового рынка. Акции знамениты своей волатильностью, сравнимой разве что только с акциями ПАО «Белуга Групп». На новостях о разработке группой компаний вакцины против коронавируса ее акции за три дня выросли более чем на 30% — правда, затем несколько упали. При этом положительных данных о финансовом состоянии компании не наблюдалось.

История компании. Историю ПАО «ИСКЧ» было бы корректней всего начинать с 1972 года, когда на базе НМИЦ онкологии им. Блохина был создан предшественник этой компании — криобанк биоматериалов. До 1982 года велась только экспериментальная работа, но в 1982 году была проведена первая в СССР операция по пересадке костного мозга. В 1994 году, уже после распада СССР, была впервые заморожена пуповинная кровь. В 2003 году на базе криобанка было создано ОАО «Институт стволовых клеток человека». Сам криобанк не перестал существовать — сейчас он ведет самостоятельную деятельность. Некоторые разработки велись совместно с ИСКЧ и криобанком.

С 2006 года ведется заготовка стволовых клеток. С 2010 года предоставляется услуга SPRS-терапии, с 2011 года выпускается препарат «Неоваскулген», с 2012 года реализуется проект Genetico. С 2015 года предприятия, входящие в группу компаний, представлены в технопарке «Сколково», создан многопрофильный центр медицинских технологий НИОКР. С 2016 года ведется сотрудничество с США и Канадой в сфере разработки препарата против ишемии.

На протяжении всей своей истории ИСКЧ активно диверсифицировал продукцию, услуги и направления научной деятельности, а также старался выйти на зарубежные рынки, что является сильными сторонами группы компаний.

Состав группы компаний. Всего в ПАО «ИСКЧ» входит 16 компаний, из которых 12 — дочерние предприятия, две — ассоциированные компании с долей ПАО в капитале более 20%, две — компании с долей ПАО в капитале более 10% с перспективой роста.

Состав группы компаний ПАО «ИСКЧ»

Представляемый бренд Статус Сегмент
ООО «НекстГен» «Неоваскулген» Дочерняя компания Генная терапия
ООО «НекстГен Фарма» «Неоваскулген» Дочерняя компания Генная терапия
ООО «Ангиогенезис» «Неоваскулген» Дочерняя компания Генная терапия
ООО «Гистографт» «Гистографт» Доля в УК больше 10% с перспективой роста Генная терапия
Artgen Inc. (США) ArtGene Доля в УК больше 10% с перспективой роста Генная терапия
ООО «Витацел» SPRS-терапия Дочерняя компания Клеточные технологии и тканевая инженерия
ООО «Скинцел» SPRS-терапия Дочерняя компания Клеточные технологии и тканевая инженерия
ООО «Гены и Клетки» Научно-практический журнал «Гены и Клетки» Ассоциированная компания (>20%) Клеточные технологии и тканевая инженерия
ПАО «ММЦБ» Банк стволовых клеток «Гемабанк» Дочерняя компания Биобанкирование
АО «Крионикс» Банк стволовых клеток «Гемабанк» Дочерняя компания Биобанкирование
ООО «Репролаб» Банк репродуктивных тканей «Репробанк» Дочерняя компания Биобанкирование
АО «ЦГРМ „ГЕНЕТИКО“» Genetico Дочерняя компания Генетические исследования для медицинских и научных целей, в том числе в сфере репродуктивных технологий
ООО «Бетувакс» BetuVax Дочерняя компания Биофармацевтика: вакцины, антитела, биопрепараты
ООО «Развитие биотехнологий» Ассоциированная компания (>20%) Биофармацевтика: вакцины, антитела, биопрепараты
ООО «ЛКТ» Дочерняя компания Держатель IP. Участие в капитале целевых профильных компаний
ООО «АйсГен 2» Дочерняя компания Держатель IP. Участие в капитале целевых профильных компаний

ООО «НекстГен»

«Неоваскулген»

ООО «НекстГен Фарма»

«Неоваскулген»

ООО «Ангиогенезис»

«Неоваскулген»

ООО «Гистографт»

«Гистографт»

Artgen Inc. (США)

ArtGene

ООО «Витацел»

SPRS-терапия

ООО «Скинцел»

SPRS-терапия

ООО «Гены и Клетки»

Научно-практический журнал «Гены и Клетки»

ПАО «ММЦБ»

Банк стволовых клеток «Гемабанк»

АО «Крионикс»

Банк стволовых клеток «Гемабанк»

ООО «Репролаб»

Банк репродуктивных тканей «Репробанк»

АО «ЦГРМ „ГЕНЕТИКО“»

Genetico

ООО «Развитие биотехнологий»

ООО «НекстГен»

Дочерняя компания

ООО «НекстГен Фарма»

Дочерняя компания

ООО «Ангиогенезис»

Дочерняя компания

ООО «Гистографт»

Доля в УК больше 10% с перспективой роста

Artgen Inc. (США)

Доля в УК больше 10% с перспективой роста

ООО «Витацел»

Дочерняя компания

ООО «Скинцел»

Дочерняя компания

ООО «Гены и Клетки»

Ассоциированная компания (>20%)

ПАО «ММЦБ»

Дочерняя компания

АО «Крионикс»

Дочерняя компания

ООО «Репролаб»

Дочерняя компания

АО «ЦГРМ „ГЕНЕТИКО“»

Дочерняя компания

ООО «Бетувакс»

Дочерняя компания

ООО «Развитие биотехнологий»

Ассоциированная компания (>20%)

ООО «ЛКТ»

Дочерняя компания

ООО «АйсГен 2»

Дочерняя компания

ООО «НекстГен»

Генная терапия

ООО «НекстГен Фарма»

Генная терапия

ООО «Ангиогенезис»

Генная терапия

ООО «Гистографт»

Генная терапия

Artgen Inc. (США)

Генная терапия

ООО «Витацел»

Клеточные технологии и тканевая инженерия

ООО «Скинцел»

Клеточные технологии и тканевая инженерия

ООО «Гены и Клетки»

Клеточные технологии и тканевая инженерия

ПАО «ММЦБ»

Биобанкирование

АО «Крионикс»

Биобанкирование

ООО «Репролаб»

Биобанкирование

АО «ЦГРМ „ГЕНЕТИКО“»

Генетические исследования для медицинских и научных целей, в том числе в сфере репродуктивных технологий

ООО «Бетувакс»

Биофармацевтика: вакцины, антитела, биопрепараты

ООО «Развитие биотехнологий»

Биофармацевтика: вакцины, антитела, биопрепараты

ООО «ЛКТ»

Держатель IP. Участие в капитале целевых профильных компаний

ООО «АйсГен 2»

Держатель IP. Участие в капитале целевых профильных компаний

Источник: структура группы ИСКЧ

Наибольшее количество компаний относится к сегменту генной терапии. Две компании, ЛКТ и «АйсГен 2», — это держатели интеллектуальной собственности и инвестиционные компании, они несут вспомогательную функцию. Еще вспомогательную функцию — аренду и управление собственным или арендованным имуществом — несет ООО «Развитие биотехнологий».

Акционеры. Наибольшая доля в капитале группы компаний у Марии Исаевой, матери бывшего генерального директора и основателя холдинга Артура Исаева. Сейчас он генеральный директор АО «ЦГРМ „ГЕНЕТИКО“», должность же генерального директора ПАО «ИСКЧ» перешла к Сергею Масюку. При этом компании Dynamic Solutions Ltd и «МирМам» косвенно контролируются Исаевым.

У семьи Исаевых почти полный контроль над группой компаний, хотя на самого Артура Исаева официально приходится незначительная доля акций: у всего совета директоров 3,23% от их количества. В 2014 году Исаев передал свою долю компании Dynamic Solutions Ltd.

Состав акционеров ПАО «ИСКЧ»

Исаева Мария Ильинична 31,72%
Dynamic Solutions Ltd 25,65%
ООО «МирМам» 16,88%
Члены совета директоров ПАО «ИСКЧ» 3,23%
ООО «АйсГен 2» 2,87%
Free float 19,65%

Исаева Мария Ильинична

31,72%

Dynamic Solutions Ltd

25,65%

Члены совета директоров ПАО «ИСКЧ»

3,23%

Источник: структура акционеров

Миссия выполнима

— И вы практически полностью отошли от медицины. Но потом вернулись — сотрудничество с РОНЦ имени Блохина, стволовые клетки, гемабанк. Кто вас вернул во врачебную науку?

— Консалтинг оказался не тем, чего я хотел. У меня образовался богатый опыт в сфере управления, рынка, бизнес-развития. Плюс хорошие знания в области медицины и биологии. Мне хотелось все свои знания и опыт свести в одну точку, найти и реализовать собственный амбициозный проект. И это случилось в 2000 году, когда я встретил Юрия Верлинского. Об этом человеке могу говорить часами. Юрий был блестящим врачом и ученым, одним из первых, кто сделал огромный вклад во внедрение ЭКО в мире: в России, Украине, Белоруссии, США. Вместе с нобелевским лауреатом Робертом Эдвардсом Верлинский разработал и внедрил «преимплантационную диагностику» — она позволяет еще до зачатия просчитать генетические риски будущего ребенка.

Именно команда Верлинского спасла от тяжелого наследственного заболевания Молли Нэш. Это известная в мире история о ребенке-спасителе: Верлинский и его команда выбрали в пробирке эмбрион, не несущий в себе смертельную болезнь — анемию Фанкони. Так был рожден Адам Нэш, который спас свою сестру: ей пересадили его здоровые стволовые клетки. На тот момент все это выглядело запредельной фантастикой. Я увидел науку, которая шагнула из теории в практику. И понял, что должен делать. Для какой миссии использовать все свои знания.

d858af1e70a49d2e0f61477a9f606aa5.jpg

— Миссия? Это не очень громкое слово?

— Мы все вместе — а я нашел много единомышленников на этом пути — сосредоточены на том, чтобы понятные с точки зрения биологии достижения и открытия как можно быстрее ввести в практическую медицину. В этом наша миссия. В России мало людей, внедряющих новые идеи и науку в практику, мало опыта и знаний в области такого бизнеса и коммерциализации разработок. А путь от идеи или даже прототипа инновационного продукта и услуги до потребителя и рынка очень сложный.

— То есть вы нашли свой идеальный баланс между бизнесом и наукой?

— Думаю, да. Было еще обстоятельство, которое меня подтолкнуло к «идеальному балансу», — проблемы со здоровьем в 2001 году. Я серьезно ощутил, что жизнь не бесконечна, потому что срок назывался вполне определенный: три месяца. Меня охватил ужас: три месяца! Почему я жил так, как будто это все навсегда? Тогда я понял, что ждать нельзя — надо начинать сегодня. Если у тебя есть мечта — иди к ней прямо сейчас.

Компромат[править]

О конторе Исаева «Институт стволовых клеток человека» существует существенное число негативных отзывов. Примеры таких отзывов с портала neorabote.net:

  • Подход шараги — какой-то конь, Сергей Владимирович, называет себя генеральным директором, назначил мне встречу. Для прохода к ним в офис договорились, чтобы я ему набрал, и он меня встретит. Я приехал ко времени, даже чуть заранее, набрал и смснул ему — ноль реакции. Прождал 20 минут — ни хрена. Из-за него потерял 2 часа времени. Хамское отношение к соискателям. Если такой генеральный, то такая и компания.
  • На собеседовании какой-то дядька узнав что у меня диплом инженера (закончила специалитет по химии) спросил умею ли я паять! Потом рассказывал что он в детстве паял радио, и вот он инженер. И было много других непонятных вопросов, совершенно не относящихся к должности, на которую я собеседовалась. Впечатление люди оставили неприятное совершенно, будто грязью облили. Еще и насмехались.
  • Принуждение к увольнению, когда поняли, что просто так не уволюсь стали давить, вызывать юристам, к генеральному и все как один говорят, «Лучше напиши по собственному — будешь сопротивляться — хуже будет.
  • Главный бухгалтер очень мрачная. Как только она вошла, стало понятно, что работать я тут не буду. Состоялся допрос с пристрастиями. Резюме мое на собеседовании увидела впервые. Впустую потраченное время.
  • Хамский гадюшник!! Такой коллектив еще поискать надо! Все сотрудники высокомерные, проработов месяц не смогла терпеть это хамство. Спросишь еще раз какой вопрос, на тебя смотрят как на дуру и хамско ответят. Сотрудники между собой друг друга тоже терпят, иногда выражая свое недовольство друг другу. Напряженная атмосфера в коллективе, сидишь весь день на иголках т.к. в любой момент тебя могут дернуть или высказать недовольство. Приходишь на работу без 15 10 ( в 10 начало работы) уже тысячу вопросов и дел. Невозможно. Обман!! Брали на должность обучили уже сама трудишься, а потом «вы нам подходите, но мы подумали и решили нам нужен сотрудник который будет еще и продавать», и это когда я уже работаю!! Берут и изменяют вакансию! В кадрах сообщили у них это нормально. Не рекомендую!!
  • Если соберётесь там работать — будьте осторожны прежде всего с начальником отдела кадров. Она до той поры хороша, пока Вы к ней очень и очень приветливо расположены, пока вы готовы разводить с ней сплетни о сотрудниках, искать совместно негатив в персоналиях и грязно совместно высмеивать удачи и неудачи действительно работающих людей. Как только вы поимеете гордость или почувствуете, что что то значите в этой организации и имеете слово, а не тварью дрожащею являетесь — ВСЁЁЁЁ …Она сделает всё, чтобы вас потопить. А ресурсы у неё для этого, увы, имеются. И вам их не перепрыгнуть, т.к. это на несколько другом уровне — конечно же не на уровне весомости слова, а скорее, на уровне несвергаемости по ряду банальных житейских причин. Остерегайтесь дедовщины, точнее в данном случае «бабовщины», их немного — но уж очень высокомерны, хотя и очень профессиональны. Иначе перемывание ваших костей в закрытых комнатах рано или поздно не приведёт к хорошему. А если совсем наверняка хотите быть уверены в долговечном присутствии в этой организации, можете не остерегаться и открыто подлизываться, а к кому — поймёте довольно быстро. После первого же корпоратива — где они сами о себе объявят — кто тут есть кто — кому ордена, а кому лопату.[1]

В 2013 году стало известно, что контора Исаева ИСКЧ занимается судебным троллингом — в интересах обеления репутации задействованы суды, которые заставляют независимые СМИ удалять разоблачительные публикации о деятельности конторы. Подробности в статье «»Русский репортер» призовут к ответу за разгромную статью о банках стволовых клеток» на Полит.ру:

  • Институт стволовых клеток человека (ОАО «ИСКЧ») намерен подать иск против журнала «Русский репортер», в статье которого деятельность принадлежащего ИСКЧ Гемобанка по депонированию стволовых клеток пуповинной крови названа мошенничеством.
  • Как сообщается на сайте института, ИСКЧ намерен требовать опровержения содержащихся в январской статье «РР».
  • В статье рассказывается о том, что в женских консультациях и роддомах беременных женщин активно убеждают, что только пуповинная кровь вылечит их младенцев, если те заболеют раком, диабетом или множеством других страшных заболеваний. И предлагают «всего за 90 тысяч рублей» в момент родов собрать, заморозить и сохранить кровь из пуповины новорожденного, являющуюся источником стволовых клеток. ИСКЧ утверждает, будто хранение стволовых клеток пуповинной крови является своего рода «биострахованием» на случай будущих возможных болезней младенца, поскольку «из таких клеток человеку можно восстановить кроветворную и иммунную систему, утраченную в результате болезни, химиотерапии или других причин». В статье же сообщается, что деятельность по сбору пуповинной крови в роддомах является обычным мошенничеством, основанным на запугивании впечатлительных рожениц. По заявлениям специалистов, при раке крови самому ребенку выделенные из его пуповины стволовые клетки не помогут, поскольку уже несут в себе генетический дефект, который и является причиной болезни. «Всемирная ассоциация доноров костного мозга опубликовала на своем сайте предостережение «О возможности аутологического ­использования (использования для себя. — «РР») пуповинной крови», где с обширной ­доказательной базой информирует, что применить собственную пуповинную кровь не получится ни сегодня, ни в будущем, а те, кто утверждает, что кроветворными клетками можно вылечить инфаркт, диабет и болезнь Паркинсона, — мошенники», — говорится в статье.
  • По утверждению генерального директора ИСКЧ Артура Исаева, «статья дискредитирует целое медицинское направление, официально признанное и одобренное во всем мире: в США, Европе и России, подрывает имидж клеточной технологии, спасающей жизни людей уже более 30 лет». При этом в беседе с журналистом «РР», как утверждается в статье, директор «Гемабанка» Александр Приходько признал, что при раке крови и ряде наследственных заболеваний самому ребенку гемопоэтические стволовые клетки действительно не помогут, а официальных результатов клинических испытаний по их использованию при лечении заболевания сердца, печени или иммунной системы нет и они не зарегистрированы как препарат для лечения данных заболеваний. Как заявил «Полит.ру» главный редактор «Русского репортера» Виталий Лейбин, статья написана отнюдь не ради дискредитации научных исследований клеточных технологий. Публикация направлена против «специфического бизнеса, в рамках которого беременным женщинам навязывают дорогостоящие услуги, которые абсолютно неэффективны».[2]

Рейтинг ГлобалМСК.ру

Занимает место

Главный

№7623

Главный

Занимает место

Сфера

№114

Сфера

Занимает место

golden_venok.png

№528

Профессия

Герои, преступники и журналисты

— И вы создали Институт стволовых клеток человека. Вы сразу решили, что это будет целый институт, а не лаборатория? Огромный сложный многофункциональный механизм, в котором и наука, и бизнес?

— Как вы яхту назовете — так она и поплывет. Исследования стволовых клеток — это всего лишь одно из направлений. Мы сегодня работаем в разных отраслях: регенеративная медицина, тканевая инженерия, сервисы и услуги в области медицинской генетики, генная терапия, репродуктивная медицина. ИСКЧ — самодостаточный организм, в котором науке и разработчикам помогают профессиональный менеджмент и маркетинг.

— Стволовые клетки стали модной и актуальной темой в девяностые. Почему вообще вокруг них столько слухов, мифов и страшилок?

— Все новое несет не только возможности, но и угрозу. И между этими Сциллой и Харибдой — сознание человека. Для многих стволовые клетки — это священный Грааль и эликсир вечной молодости. Но при этом человек понимает, что, возможно, за все эти «чудеса» как-то нужно платить. Быть осторожным и консервативным — это эволюционное достижение нашего вида. Человеку лучше ничего не менять, потому что в этой точке своего развития он знает все плюсы и минусы и ему уже не так страшно, а любые изменения для него — стресс. Именно это и питает различные страшилки. Желтая пресса любит рассказывать о том, как «такая-то знаменитость умерла от стволовых клеток!», потому что такое читать будут все.

27245151edb79f72ac15410b69f8e3d1.jpg

Но я вижу такую чушь в блоге прекрасного актера Станислава Садальского, и она расходится тысячью перепостов. При этом ни одного уголовного дела по факту «смерти звезды от стволовых клеток» не заведено, а общественное мнение уже сложилось и влияет на работу профессионалов. Приходит ко мне профессор Виктор Селедцов из Федерального университета Иммануила Канта и говорит: «Я после всех этих публикаций выгляжу преступником, когда прошу ректорат финансировать исследования в области стволовых клеток».

Если общество не понимает, зачем мы работаем, то и государству нет смысла тратить на это деньги. Если окружающие считают, что мы делаем ужасные вещи, как наша наука может развиваться нормально? Поверьте, люди, которые занимаются наукой, хотят быть героями, а не подлецами.

— Но именно СМИ формируют общественное мнение, и, как правило, это не научные издания.

— Раньше я реагировал очень остро на каждую публикацию. Сейчас понимаю, что с этим нужно просто работать — методично, передавая свои знания обществу всеми способами, включая журналистов. Но пока вместо этого у нас есть «образовательное» телевидение в лице Малахова. Или вот, из последнего: программа «50 оттенков. Белова». В прайм-тайм ведущая рассуждает о вреде стволовых клеток. Без специалистов и профессионалов. Встает некто и говорит, что стволовые клетки — это ерунда, а вот «клетки-пептиды» — это да! Он втирает эту панацею себе в голову и глотает за полчаса до еды и уже вылечил себе диабет, облысение и отрастил новые зубы. И вся страна слушает этот невежественный бред.

Планы

Общая стратегия группы компаний. В качестве сильной стороны ПАО «ИСКЧ» можно отметить стремление занять мажоритарную долю на рынке, что частично выполняется: у некоторых услуг нет аналогов на российском рынке биотехнологий, например у «Гемабанка». Еще один положительный фактор — практика вложений в стартапы. Отметить можно дифференциацию форм инвестирования: помимо банального долевого участия в предприятиях, практикуется также мезонинное финансирование и вложения в лицензии.

Мезонинное финансирование — высокорисковая форма кредита без обеспечения с погашением полностью в конце срока

Планы на будущее. Основной план группы компаний — увеличение производства услуг в рамках пандемии коронавирусной инфекции. Тестирование на наличие коронавируса и антитела к нему — приоритетная отрасль ПАО. Все остальное — претензию на то, чтобы стать ведущим в мире производителем стволовых клеток, и прочее — нельзя пока рассматривать как реальные перспективы.

Спрос на глупость

— А как бы вы объяснили смысл понятия «стволовые клетки»?

— Стволовые клетки — фигура речи, аллегория. Некий источник, из которого теоретически можно получить все многообразие наших клеток, тканей, органов. В практическом здравоохранении используется огромное количество разных типов клеток с признаками стволовых — из костного мозга, жировой ткани, кожи, костей. Их использование на практике связано с желанием принести пользу, а не «вред за большие деньжищи». Конечно, у любого лечебного средства, в том числе на основе стволовых клеток, имеются риски применения. Узнавать эти риски — тоже часть сложного процесса внедрения препарата. И я со всей ответственностью заявляю, что никакой чрезмерной опасности — выше, чем у других лекарств, — у препаратов из стволовых клеток нет.

— А как вообще должна выглядеть связь «ученый — потребитель»?

— В идеале в каждой стране есть специальная служба-регулятор, которая принимает решения по лечебным средствам, выдает регистрационные удостоверения, контролирует долгую дорогу внедрения экспериментального лекарства в практику. В английском минздраве, например, есть специальная служба, которая занимается регулированием всего, что связано с репродуктивными технологиями, эмбриональными стволовыми клетками, клонированием. Одна из важнейших задач этой службы — понять отношение общества к тому или иному направлению работы ученых с точки зрения моральных аспектов, узнать, в чем люди видят проблему. Другая важнейшая задача — разъяснять обществу пользу, значение и перспективы новых технологий в этой области. В России, к сожалению, ничего подобного нет. Мы стараемся работать с журналистами, но глупость и невежество пока пользуется бо́льшим спросом.

Родились в один день

До следующего дня рождения осталось дней: 223 дней.

КОЛЫЧЕВ Владимир Владимирович

Заместитель министра финансов

1 место

ТРУХМЕНЕВ Эдуард Анатольевич

Актер

2 место

ШАХВОРОСТОВА Лариса Анатольевна

Актриса

3 место

ЕВСТИГНЕЕВА Софья Максимовна

Актриса

4 место

МИХАЙЛОВ Константин Александрович

Ведущий

5 место

МИРОНЕНКО Елена Владимировна (Лена Миро)

Блогер

6 место

ДЗЮБА Анна (Асти)

Певица

7 место

МОРОЗОВ Вадим Николаевич

Первый Вице-президент

8 место

Лионель Месси

Футболист

9 место

ГОЛУХОВ Георгий Натанович

Глава департамента здравоохранения

10 место

КОНДРАТ Елена Николаевна

Судья Арбитражного суда города Москвы

11 место

НИКИФОРОВ Николай Анатольевич

Бывший министр

12 место

ГОРИНА Екатерина Борисовна

Актриса

13 место

ЛЕДНЕВ Валерий Вадимович

Журналист

14 место

ГлобалМСК.ру уделяет особое внимание деятельности известных персон: политиков, чиновников, бизнесменов, банкиров, деятелей культуры и спорта. Их мнение во многом определяет развитие политической, общественной и экономической жизни Москвы и Московской области. Раздел постоянно редактируется нашими журналистами на предмет актуальности информации. Здесь можно найти информацию о генеральных директорах и президентах топовых Московских компаний, чиновниках и общественных деятелях, которые играют ключевую роль в развитии региона.

Цель проекта – создать комфортное информационное пространство для всех субъектов рынка, а также познакомить читательскую аудиторию с деловыми людьми Москвы.

Мы создали внушительную базу персон в Москве, в которой содержится информация о карьерном пути, образовании и другие важные сведения о человеке.

Благодаря автоматическому подсчету количества упоминаний персоны в новостях разделов «Московские новости» и «Московские пресс-релизы» на портале формируется рейтинг популярности и влияния персон. Коллектив ГлобалМСК.ру отслеживает изменения рейтинга и поощряет участников проекта за успехи. В целом рейтинг участников строится на основе глубокого анализа активности PR-служб известных людей, а также отражает качественное состояние информационного поля, формируемого СМИ и пресс-службами вокруг организации.

«Деловые люди Москвы» — проект о персонах, которые своими идеями, словами и поступками оказывают большое влияние на развитие и процветание Москвы.

Потапова Алёна

Директор по развитию

Риски

Основной риск — это внутренний рынок. Единственное исключение — проект производства в США аналога препарата «Неоваскулген», поэтому доходность бизнеса у ИСКЧ уязвима. Заболеваемость населения России COVID-19 остается высокой, и поэтому потенциальные потребители услуг заботятся больше о том, чтобы не умереть от инфекции, чем о нарушении репродуктивной функции, не говоря уже об остальном, что и показывает динамика продаж в первом полугодии 2021 года.

Продажи «Неоваскулгена» значительно снизились, продажи услуги SPRS не показали значительного увеличения. Вообще, в целом в России доходы граждан сократились из-за кризиса, вызванного пандемией, поэтому наивно думать, что какая-либо значительная часть населения будет заботиться об омоложении организма стволовыми клетками, не говоря уже об омоложении кожи.

Не следует сбрасывать со счетов и то, что вокруг всех направлений бизнеса на стволовых клетках сейчас наблюдаются дискуссии, результаты которых не в пользу спроса на услуги и продукцию ПАО «ИСКЧ». Еще в 2005 году в российских СМИ появились публикации о том, что президент Украины Виктор Ющенко не был отравлен диоксином, а то, что случилось с его лицом, результат неудачной терапии стволовыми клетками. В 2010 году поднялась волна публикаций в прессе по поводу смертей от онкологических заболеваний актеров Олега Янковского, Александра Абдулова, Любови Полищук, Анны Самохиной, которые вводили в организм стволовые клетки. Впоследствии к этому списку журналисты добавили Клару Лучко и Владимира «Динамита» Турчинского. Правда, их смерти не были связаны с онкологией, но в тот момент был важен хайп.

Менеджмент самой компании обратил внимание на «журналистский риск» еще во время допэмиссии в 2016 году, назвав этот риск «повышенным вниманием со стороны журналистского сообщества». В проспекте допэмиссии сказано, что деятельность компании зависит от того, как ее воспринимают клиенты. Материалы о риске лечения стволовыми клетками продолжают в последнее время появляться, это могут быть как переводы иностранных СМИ, так и оригинальные материалы российских авторов. Упор везде делается на то, что стволовые клетки могут вызвать онкологические заболевания.

Что касается искусственной репродукции человека, которая является одним из базовых направлений деятельности ПАО «ИСКЧ», то ее оценка как специалистами, так и обществом также неоднозначна. Православная церковь в России считает, что пренатальная диагностика неэтична, так как при диагностированных отклонениях может привести к аборту. В суннитском исламе ханафитского мазхаба, к которому относится большинство мусульман России, мнения богословов разделяются по поводу сроков прерывания беременности. Но аборт, даже если известно, что ребенок родится больным, в любом случае является нежелательным поступком. Православие порицает искусственное оплодотворение.

Можно разделить риски на три группы:

  1. Снижение материальной возможности россиян покупать продукты и услуги группы компаний на фоне их дороговизны.
  2. Наличие в обществе опасений по поводу лечения стволовыми клетками на фоне негативных публикаций в СМИ.
  3. Негативная этическая оценка верующей частью общества технологии искусственного оплодотворения и пренатальной диагностики, если она приводит к аборту.

Ссылки[править]

  1. neorabote.net/
  2. polit.ru
  3. ru.wikipedia.org

Ссылки

  • Официальный сайт компании
  • Светлана Рейтер, Андрей Бабицкий. Расследование РБК: как работает биотехнологический бизнес в России (неопр.). РБК. РосБизнесКонсалтинг (26.01.2015). Дата обращения: 28 января 2015.
modif.png Эта страница в последний раз была отредактирована 30 сентября 2021 в 08:42.

Как только страница обновилась в Википедии она обновляется в Вики 2.
Обычно почти сразу, изредка в течении часа.

Минное поле в джунглях

— В блоге вашего научного журнала «Гены и клетки» была указана неутешительная цифра: участие России в мировом фармрынке — это 0,2%.

— А в биопрепаратах и того меньше. Но ситуация имеет шансы измениться — мы не единственный российский биотех сегодня. Начиная с 2008 года много средств и усилий было вложено именно в биотехнологии такими институтами развития, как РОСНАНО, РВК, Минпром, РНФ, Сколково, Фонд поддержки малых предприятий в научно-технической сфере. И многие проекты на разных стадиях: кто-то заканчивает доклинические испытания, кто-то на первой фазе клиники. Это непростой путь.

— Как вы оцениваете этот путь? Он ясен или тумана пока больше?

— Знаете, в одном из «Одесских рассказов» Исаака Бабеля звучит тост молодоженам: «Многие до вас прошли эту дорогу, но от этого она не стала легче». Вот тут — то же самое. Теория ясна, а дорога сложна, указатели не везде, местами — минное поле. До потребителя доходят единицы.

4eabe2249740038b90905539c3276919.jpg

— После того как о вашем препарате рассказал стране Медведев, вы стали популярны. А какие-то приятные последствия признания ваших заслуг государством появились?

— Нет, денег нам никто сразу не предложил (улыбается). И внедрение препарата идет с большими усилиями. Не могу сказать, что нам помогли на том этапе, но и не мешали, что даже важнее. Мы развивались в обычной нашей российской действительности. И настоящие проблемы стали понятны потом. Когда мы получили регистрационное удостоверение, мне казалось: все. Мы свою миссию выполнили, прошли весь путь и можем почивать на лаврах. Но чуда не случилось. Оказывается, зарегистрировать первый в классе препарат — это только начало работы! Теперь мы работаем с ангиохирургами, выступаем на конференциях, делаем публикации в клинических журналах, чтобы врачи обновили схемы лечения. Надо посчитать экономические затраты, зарегистрировать новые стандарты лечения, внести препарат в список жизненно важных, во всех регионах включиться в формулярные списки лекарств. Это все новые для нас виды деятельности — в России нет компаний, которые это делают.

Все, что наши разработчики проделывают в России «впервые», — крупные фармацевтические компании делают на американском и европейском рынке долгие годы. За два года до выпуска лекарства — уже все подготовлено технически, все врачи обучены, прочитаны лекции, написаны статьи. Как сейчас происходит с препаратом «Совалди» (софосбувир) для лечения гепатита С, например. Врачи и пациенты только и ждут его регистрации.

Нам же всю эту работу надо делать самим. И эта работа дороже, чем сами клинические испытания. А теперь представьте, что мы внедряем инновационный препарат на рынке размером 0,1−0,2% от общемирового. Соответственно, в России нужно найти такого инвестора, который готов рассчитывать на 0,1% от потенциальных мировых продаж! То есть там, где у других шоссе, у нас — дорога в джунглях. Но даже по ней ходят люди.

Законоборчество

— Как это можно изменить?

— Только эволюционным путем. Когда образуется большая группа компаний в биотехе, которые идут по этому пути, когда появятся люди, которые задают вопросы. Проблем много, но самые обидные — в области регуляторики. Я не очень люблю об этом говорить, но это одно из главных препятствий в области клеточных технологий именно в России уже много лет. И нам никак не удается пока устранить это препятствие.

До 2011 года существовал административный регламент, и около 30 проектов разработчики успели зарегистрировать только в области клеточных технологий. А потом вышел новый Закон об охране здоровья граждан, из которого вообще убрали понятие «медицинские технологии». А если нет понятия — нет нужды регистрировать. И уже 5 лет нет никаких возможностей регистрировать клеточные препараты и услуги на основе клеточных технологий и внедрять их.

4f9d7b97814393ea71a8a446bc42c56e.jpg

Многие об этом боятся говорить, боятся спорить с минздравом. Последний, в свою очередь, пытается протолкнуть совершенно убогий закон о биомедицинских клеточных продуктах. Но закон сделан очень непрофессионально и покрывает не более 20% технологий. А с остальными 80% что делать? С лекарствами на основе пуповинной крови или разными противоонкологическими препаратами? Их никто не сможет зарегистрировать, так как их не существует в законе. Для инвесторов закон недружественный вообще. Никаких вариантов ускоренной регистрации, никакого стимулирования инвестиций и их поддержки, как в других странах. Мы просто не сможем работать, мы погибнем. Инвестиционный цикл выхода на рентабельность в биотехнологиях не 1,5 года, как в ресторанном бизнесе, а 7−8 лет. Где ж взять таких инвесторов, согласных ждать долгие годы без прибыли и нести риски полной остановки исследований?

Есть маленькая надежда, что, когда будет закон, разработчики препаратов позовут минздрав в суд и заставят уже что-нибудь сделать.

— В одном из интервью вы сказали, что у вас нет хобби, потому что вы любите свою работу. Если все пойдет так, как идет, готовы ли вы опять резко изменить жизнь и любимую работу?

— Я готов к изменениям или новым вызовам и готов резко менять свою жизнь. Мой личный план в ближайшее время — больше сосредоточиться на генной терапии. Я хотел бы эффективней использовать самые ценные мои и моих коллег компетенции — это опыт и знания в области внедрения геннотерапевтических препаратов, медицинской генетики, репродуктивной медицины, в области клеточных технологий, тканевой инженерии.

Эти технологии изменят будущее человека.

Фото: Александр Вайнштейн

Заира Магомедова

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...