Аналитики оценили вклад угрозы санкций в ослабление рубля :: Финансы :: РБК

Открытие Инвестиции в СМИ. Публикации аналитиков и специалистов Открытие Инвестиции в информационных изданиях и средствах массовой информации

Как политика сказалась на курсе рубля

Слабость рубля отражает именно рост специфических страновых рисков, считает Долгин. «Динамика рубля стала заметно ухудшаться с 20 августа, то есть с момента отравления Навального. С тех пор рубль ослаб к доллару на 2,5%, тогда как валюты стран-аналогов [развивающихся экономик] укрепились к доллару в среднем на 1,5%», — замечает эксперт.

«В краткосрочной перспективе геополитический «шум» доминирует из-за сильного позиционирования рынка в российских активах — рубль и ОФЗ держат многие инвесторы», — поясняет Осаковский. По данным ЦБ, по итогам июля доля вложений нерезидентов в ОФЗ составила 28,9% (.pdf), показатель снижается с мая. В августе из-за ситуации на рынках Минфин дважды не смог провести аукционы по размещению новых бумаг. Пока фундаментально у рубля сильные вводные данные, считает аналитик Bank of America, но для ослабления курса «особых усилий не требуется».

Есть «долгоиграющие факторы», которые ограничивают потенциал укрепления рубля, уверена Донец. По ее словам, еще в начале лета иностранных инвесторов на внутренний рынок привлекали перспективы серьезного снижения ключевой ставки в России. ЦБ снижал ключевую ставку с апреля, опустив ее на 1,75 п.п., до 4,25% годовых. «Но эти перспективы почти исчерпаны. И рубль, и ОФЗ, и многие активы на российском фондовом рынке к концу лета перестали выглядеть такими откровенно дешевыми, как на пике кризиса. Поэтому входить на рынок, учитывая какие-то санкционные веяния, уже не так привлекательно», — поясняет Донец. Она также обращает внимание на сокращение положительного сальдо платежного баланса.

«На фазе восстановления экономики импорт, скорее всего, будет восстанавливаться быстрее, чем экспорт. Падение экспорта до этого во многом компенсировалось за счет интервенций ЦБ в рамках бюджетного правила. Это значит, что, когда цена на нефть растет, мы не получаем значительных стимулов для укрепления рубля: просто рост экспорта компенсируется снижением интервенций ЦБ в рамках бюджетного правила. А импорт в то же время просто растет вчистую», — поясняет Донец.

Цены на нефть росли с мая, после серьезного провала на пике пандемии коронавируса: с конца апреля по сентябрь стоимость фьючерсов марки Brent выросла с $19,99 до $45,58 за баррель. Однако из-за опасений нового падения спроса на топливо нефть снова начала дешеветь. 7 сентября котировки фьючерсов Brent в моменте снижались на 1,7%, до $41,9 за баррель.

«Известия». Эксперты оценили влияние санкций на курс рубля

Санкционная премия в рублевом курсе доллара и евро составляет 8-15%. Такую точку зрения выразили эксперты, опрошенные «РИА Новости».

Так, по мнению Михаила Зельцера из инвестиционной компании «БКС Мир инвестиций», геополитический фактор является доминирующим в формировании курса рубля, а его вес в ослаблении рубля можно оценить в 8-10%.

В свою очередь представитель инвесткомпании «Регион» Валерий Вайсберг отметил тот факт, что в последние недели сокращают позиции в рублевых активах, ожидая ухудшения отношений между Россией и Западом, что определяет существенно заниженный курс рубля. Также он обратил внимание на то, что в 2017 году средняя нефти марки Urals составляла $53 за баррель и тогда курс бивалютной корзины была на уровне 62 рублей, а в 2021 году, при схожем торговом балансе этот показатель составляет 82,4 рубля.

«Это сравнение, безусловно, не означает, что курс рубля занижен на 20 рублей. Однако надбавка в 7-9 рублей присутствует, безусловно», – добавил Вайсберг.

По оценке Владимира Евстифеева из банка «Зенит» при цене нефти $55 за баррель, курс доллара должен быть на уровне 55 рублей, а евро – 78 рублей. При этом даже в тот момент, когда на рубль не влияли геополитические и санкционные риски, его обменный курс всегда был выше модельной оценки. Также говоря о санкциях, Евстифеев призвал разделять реакцию рубля на неопределенность из-за ожидания ограничительных мер и реакцию на сам факт их введения.

«В первом случае геополитическая премия может быть выше, а по факту снятия неопределенности зачастую наблюдается позитивная динамика рубля, если введенные ограничения незначительно влияют на российскую валюту. Пока поводов для введения жестких санкций не наблюдается, скорее речь идет о персональных ограничениях. Таким образом, поводов для выхода курса выше 78 рублей к доллару и 94 рублей к евро пока нет», – сказал он.

Андрей Кочетков из компании «Открытие брокер» оценивает текущую премию за внешнеполитические риски в курсе доллара к рублую в 10-15%. При этом он полагает, что новые санкции не будут сильнее предыдущих, так как секторальные рестрикции приведут к потерям европейских и американских финансовых институтов. Кроме того, он полагает, что это позволит рублю отыграть 2-4% у доллара.

3 февраля в конгресс США был внесен законопроект о санкциях против России из-за ситуации вокруг Навального. Законопроект предусматривает введение целевых санкций против российских должностных лиц.

Затишье перед бурей

Российский валютный рынок все время живет в тревожном ожидании. Любое, казалось бы самое невинное, высказывание главы ФРС или новые обвинения со стороны американских конгрессменов моментально приводят к ослаблению рубля. Например, в середине февраля наша национальная валюта резко просела к доллару и евро на фоне сообщения о том, что пять сенаторов США представили законопроект о новых санкциях против России. Причем сам текст законопроекта озвучен не был, вышел только релиз. Но этого было достаточно, чтобы курс доллара на закрытии рынка вырос выше 67 рублей.

Сейчас курсы иностранных валют держатся у минимумов 2019 года, однако это укрепление может быть временным. Нефть бьет рекорды (цена Brent ушла сильно за 67 долларов за баррель), а у экспортеров начался сезон выплаты налогов. Но уже на этой неделе курс доллара может дойти до 67 рублей, считает главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова. «Во-первых, ситуация вокруг Baring Vostok не урегулирована и будет иметь значительные негативные последствия для инвестиционного климата. Во-вторых, Минэкономразвития оценило рост ВВП в январе лишь в 0,7%. В-третьих, на следующей неделе должен быть представлен закрытый доклад спецпрокурора США Роберта Мюллера о России — хотя все детали доклада вряд ли станут известны, он будет существенно влиять на контекст дальнейшего обсуждения антироссийских санкций в конгрессе США», — написала она в обзоре.

Все эти факторы вместе с неясностью перспектив торговых отношений между США и Китаем создают очень нервозное настроение у инвесторов. После январского притока иностранного капитала в феврале снова наблюдается отток денег: по данным EPFR Global, за неделю с 14 по 20 февраля из фондов российских акций и облигаций было выведено 127 млн долларов. «Вопрос с возможными санкциями со стороны США сейчас создает серьезную неопределенность на российском рынке», — констатирует аналитик УК «Альфа-Капитал» Дарья Желаннова. Больше всего инвесторы опасаются введения запрета на покупку новых выпусков госдолга и ограничения на долларовые операции банков. Аналитик не берется судить о том, каковы будут последствия их введения, тем более что нефтяные цены пока растут, а ЦБ вновь может прибегнуть к остановке валютных интервенций.

Привычные проблемы

Индивидуальных «черных лебедей» было и остается много, от Навального и «Северного потока — 2» до Белоруссии. Но главное, чего все еще боится рынок, — это выборы в США, которые пройдут в начале ноября и практически любой результат которых может принести России новые санкции (только маловероятная полная победа Трампа и республиканцев в Конгрессе будет умеренно позитивна). Поэтому как минимум до середины ноября политический фактор продолжит давить на рубль, и пока можно скорее ожидать ухудшения ситуации, чем ее улучшения.

Коронавирусная пандемия сбила сезонность, и поэтому россияне летом потратили на заграничные поездки не традиционные $15-16 млрд, а чуть более $2 млрд (по данным Центробанка), компенсировав тем самым потери России от выполнения сделки ОПЕК+ по сокращению добычи. Однако и здесь происходит маржинальное ухудшение ситуации, так как с августа начали открываться границы, что привело к росту бронирования туров. Но осень и начало зимы, особенно если она будет холодной, — гораздо более позитивный период для торгового баланса, что позволяет ждать улучшения ситуации.

Общемировые тренды также негативно сказываются на курсе рубля. На мой взгляд, после политических рисков именно это второй по значимости фактор его ослабления. С середины лета практически все валюты развивающихся стран (кроме воны и юаня), а с начала сентября и основные валюты развитых стран перешли к фазе ослабления против доллара США. Потери составили от 5% по восточноевропейским валютам, фунту и норвежской кроне и до 10%+ по рублю, турецкой лире и бразильскому реалу.

Главным фактором стало значительное сокращение скорости «печатного станка ФРС», который за март-июнь увеличил свой баланс на $3 трлн, а затем встал на паузу — плановые покупки гособлигаций и агентских бумаг на $120 млрд в месяц были компенсированы резким сокращением валютных свопов с ЦБ остальных стран на почти $400 млрд (эти свопы открывались в марте на случай глобальной паники и дефицита доллара, сейчас потребность в них отпала). Более того, ФРС на последнем заседании в середине сентября не расширила программу выкупа, а Пауэлл не был достаточно dovish («мягок») для перегретого рынка. Хорошая новость в том, что дальше баланс ФРС будет расти на $120 млрд в месяц и конца этой программе количественного смягчения QE.4 (или 5, или 6 — как тут не сбиться со счета) не видно. Это вернет спрос на активы в других валютах, как только наступит политическая определенность в США.

Выгоден ли слабый рубль государству

Монетарную политику России во многом определяет ориентация экономики на экспорт сырья. Крепкий рубль невыгоден крупным экспортерам, например «Газпрому» и «Роснефти»: основная выручка корпораций — в валюте, а расходы — рублевые.

Финансовое состояние таких крупных компаний — это основа экономики. Две трети дивидендов в федеральный бюджет поступает от экспортеров углеводородов. А общая доля нефтегазовых доходов формирует более трети российского бюджета. Точные суммы приведены в ежегодных отчетах Минфина, которые публикуются с 2006 года.

В итоге колебания котировок на нефть серьезно влияют на общее состояние экономики. При падении стоимости нефти и газа бюджет испытывает дефицит. В таком случае государство может залатать дыры в нем, обесценив рубль.

Например, в начале июня 2014 года нефть марки Brent стоила 112 $ за баррель, а доллар торговался по 34 Р. То есть каждый экспортированный баррель нефти приносил в федеральный бюджет 3808 Р: 112 $ × 34 Р.

Сейчас нефть стоит 42 $ за баррель. Если бы курс доллара оставался прежним, то баррель нефти приносил бы 1428 Р. Соответственно, нефтегазовые поступления в бюджет сократились бы почти втрое. Но при текущем курсе — 76 Р — выручка за баррель нефти составляет 3192 Р — это всего на 16% ниже прежнего дохода.

Корреляция валютного курса и нефти с 2012 по 2020 год. Синий — пара «доллар — рубль», красный — цена нефти марки Brent за баррель. Источник: Trading View

Как поддержать рубль

Однако рубль в любом случае окажется под давлением. Тем более что возможностей у наших финансовых властей не так уж и много. Повышать ставку регулятор, похоже, пока не планирует, а поддерживать курс за счет интервенций власти, всеми силами наращивающие золотовалютные резервы и Фонд национального благосостояния, вряд ли станут. Особенно в условиях предстоящих выплат внешнего долга, пик которых придется на март. Согласно данным ЦБ, чистые выплаты 40 крупнейших заемщиков в марте окажутся максимальными с апреля 2018 года.

Остается еще один способ поддержать национальную валюту — приостановить покупки долларов и евро на рынке. К таким мерам ЦБ прибегнул в августе прошлого года. Однако, как считает Наталия Орлова, рублю это помогло мало. «Несмотря на действия ЦБ, рубль тем не менее не смог укрепиться в сентябре — декабре прошлого года, что говорит о негативных настроениях на рынке», — указывает она. Во втором полугодии курс доллара вырос к рублю на 11,7%.

К тому же, продолжает Орлова, инвесторы полностью проигнорировали улучшение счета текущих операций в России за 2018 год. Также не последовало позитивной реакции на то, что компании Rusal и En были исключены из SDN-списка. Это в целом указывает на слабую чувствительность валютного рынка к позитивным новостям, делает вывод аналитик.

Кроме того, объем нефтяных доходов, которые получает страна благодаря высоким ценам на мировом рынке, также может снизиться. Не только из-за неблагоприятной конъюнктуры или торговых войн, но из-за сокращения добычи. На днях заместитель министра энергетики Павел Сорокин в интервью «Ведомостям» рассказал, что сейчас себестоимость добычи нефти в России составляет 25 долларов за баррель. Понятно, что даже если на мировом рынке цена упадет до 40 долларов, продавать сырье нашим экспортерам будет все еще выгодно. Однако постепенно страна будет переходить к освоению более дорогих запасов, себестоимость добычи будет расти, и сегодняшних 60–70 долларов за баррель уже будет мало, предупредил чиновник. Это значит, что правительству придется искать деньги, чтобы поддержать нефтяников. В противном случае поток нефтедолларов, поддерживающий на плаву нашу валюту, может заметно обмелеть.

Как долго санкционные риски будут давить на российскую валюту

Обеспокоенность инвесторов может сохраняться, пока не наступит определенность в вопросах геополитики, считает Осаковский: «Мы надеемся, что эта ясность будет в течение нескольких недель».

Для участников рынка будут важны результаты предстоящей встречи Путина и Лукашенко, а также заявления по отравлению Навального, говорит Долгин. 7 сентября немецкая клиника «Шарите» сообщила, что состояние оппозиционера улучшилось, он вышел из комы. На фоне этой информации падение рубля замедлилось, уже к 19:00 мск российская валюта торговалась выше уровня закрытия предыдущих торгов. Долгин допускает, что при нормализации внешнего фона возможно укрепление рубля до 70–75 руб. за доллар.

«Если брать предыдущие эпизоды (усиления санкционной риторики. — РБК), то волна негативного фона имеет ограничения по времени», — отмечает Брагин. «Влияние негативных внешних факторов к концу года сойдет на нет, и мы увидим движение рубля к более обоснованным фундаментальным уровням», — оптимистичен он.

Фото:Ярослав Чингаев / ТАСС

По июньскому прогнозу аналитиков «Ренессанс Капитала», средний курс доллара в 2020 году составит 73,5 руб., пока этот ориентир не пересматривается, отмечает Софья Донец. По ее словам, наиболее чувствительным из вероятных считается введение ограничений для инвесторов на покупку российского госдолга. По прогнозу Орловой, курс доллара в конце 2020 года не вернется к уровню 67 руб. Согласно консенсус-прогнозу Bloomberg, курс рубля в третьем квартале задержится на отметке 73 руб. за доллар, а в конце года укрепится до 72 руб. за доллар.

Как слабый рубль влияет на рост ВВП

Считается, что в условиях экономики, зависимой от импорта, есть прямая взаимосвязь между ослаблением национальной валюты и ростом ВВП. Развивающиеся страны нередко прибегают к искусственному обесцениванию своих валют ради оздоровления экономики. Девальвация затрудняет импорт — это подстегивает местное производство активнее замещать его собственной продукцией.

Однако для России такой вариант противоречив. Вот почему.

Укрепление рубля важно для ряда отраслей. Структура экономики носит диверсифицированный характер, поэтому на некоторые области сильный рубль оказывает положительный эффект. Например, на сферы приборостроения и фармацевтики, где доля задействованных в производстве иностранных комплектующих выше 50%.

Влияние курса рубля на рентабельность компаний из разных отраслей. Источник: «Ведомости»

Девальвация рубля не влияет на конкурентоспособность компаний. Российский экспорт — сырьевой, поэтому у продукции низкая добавленная стоимость. Ее ценообразование диктуется в основном биржевыми котировками. Без крупных несырьевых экспортеров ослабление рубля не может дать России конкурентное преимущество на глобальном рынке.

Однозначной корреляции между ослаблением рубля и ростом ВВП нет. Рубль был недооцененной валютой на протяжении всего постсоветского периода. Однако значительный рост ВВП России нередко совпадал с моментами его укрепления: с 2003 по 2008 год, а также в 2010, 2011, 2016 и 2017 годах. Это видно на графике ниже. Был только один период, с 1999 по 2002 год, когда ослабление рубля сопровождалось экономическим ростом.

Стабильный курс привлекает крупных инвесторов. Чтобы нарастить несырьевой экспорт с высокой добавленной стоимостью, России нужны инвестиции для выполнения крупных проектов, производственные мощности и реализация инвестпрограмм. Для этого требуется благоприятная политическая конъюнктура и стабильный курс рубля.

Еще стабильный рубль стимулирует потребительские настроения и вселяет уверенность в граждан: чувствуя защищенность, люди готовы тратить больше.

Не все санкции одинаково полезны

Но еще вернее и жестче по рублю могут ударить новые санкции, число которых уже, кажется, приблизилось к десятке. В прошлом году американские законодатели предложили список санкционных законопроектов, которые должны оказать давление на экономику России. В числе возможных санкций:

  • блокировка активов и запрет долларовых расчетов госбанков и госкомпаний;
  • запрет инвестиций в новый госдолг;
  • ограничения на финансирование энергетических проектов;
  • расширение персональных санкций против чиновников и олигархов;
  • признание России государством — спонсором терроризма;
  • киберсанкции в ответ на кампанию дезинформации.

Пока в Штатах проходили промежуточные выборы, а затем случился «шатдаун», американским политикам было не до санкций, однако уже в феврале этого года появился новый законопроект — Defending American Security from Kremlin Aggression Act (DASKA) of 2019, пополнивший этот список рядом мер против компаний нефтегазового сектора, банков, IT и кораблестроения. Правда, свежей информации о том, какие из них могут быть приняты, пока нет. Это дало повод для оптимизма аналитикам, которые полагают, что введение таких запретов маловероятно. Тем более что в ряде случаев могут пострадать интересы американских инвесторов. Например, в случае введения запрета на расчеты для госбанков пострадает репутация доллара, отмечает аналитик «Открытие Брокера» Андрей Кочетков. «Отключение от долларовых расчетов станет еще одним мощным стимулом для демонтажа глобальной роли доллара как универсального средства платежа. В Европе уже формируют основу для перехода на расчеты в евро со своими контрагентами», — говорит он.

Эксперты напоминают, что инициативы сенаторов стабильно получают негативные отзывы американского Минфина, поскольку могут затронуть экономические интересы США. Например, блокировка активов российских госбанков приведет к тому, что они откажутся от обслуживания своих внешних обязательств, а это непосредственно ударит по финансовым учреждениям США. Поэтому высока вероятность, что все эти предложения заблокирует американский Минфин. Радоваться этому, впрочем, преждевременно. Даже если они не будут в итоге приняты, потепления геополитической обстановки не просматривается, а значит, не стоит ждать большого интереса к рынку и притока прямых инвестиций, говорит начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. По его словам, хотя у государства есть способы поднять привлекательность ОФЗ и заодно укрепить рубль, увеличив их доходность, но изменений в денежно-кредитной политике ждать не стоит. Поэтому уже в I квартале 2019 года курс доллара может варьироваться от 65 до 69 рублей.

Нестабильный рубль

«В чистом виде ни один из этих санкционных законопроектов, скорее всего, принят не будет», — полагает директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг. Тем не менее он не исключает, что могут последовать персональные санкции против отдельных крупных российских предпринимателей в рамках CAATSA (закон от 2017 года, вводящий преследование близких к Кремлю олигархов). «Безусловно, российская валюта будет под давлением еще долгое время, но пока нет конкретики по новым санкциям, участники рынка обращают внимание на растущую нефть и слабеющий к мировым валютам доллар», — констатирует аналитик ИФК «Солид» Вадим Кравчук.

В то же время он не исключает, что задержание основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви может ускорить принятие санкций. «Опыт показывает, что Вашингтон активно борется за права своих граждан за рубежом, из-за чего сильно досталось Турции в прошлом году. Новые рычаги воздействия на Россию придумать уже довольно сложно — почти все есть в проектах законов, а вот ускорить их рассмотрение судебный процесс против Калви вполне может», — полагает он.

Как считает аналитик Промсвязьбанка Михаил Поддубский, ключевым риском для рубля является законопроект, предусматривающий введение санкций в отношении наших госбанков, которые способствуют деятельности, направленной на «вмешательство в демократические институты в других странах». Но пока не появилось определенности в том, какие санкции будут приняты, валютный рынок, по его словам, продолжит оставаться волатильным. Более того, при долгом их отсутствии рубль имеет все шансы укрепиться. По оценке аналитика, к концу марта — началу апреля курс доллара может опуститься до 63–65 рублей. Однако к концу года он прогнозирует ослабление рубля. «Начиная с середины второго квартала текущий счет начнет сезонно проседать, и на этом фоне более весомое влияние на валютный курс может начать оказывать реализация бюджетного правила. Все это вкупе с нашим консервативным взглядом на цены на нефть во втором полугодии этого года заставляет нас ожидать возобновления давления на курс российской валюты и движения пары доллар/рубль к ориентиру в 70 рублей за доллар», — считает Поддубский.

В «Финаме» указывают на другой фактор — увеличение оттока капитала. В прошлом году из страны ушло 67,5 млрд долларов, в январе этого года — уже 10,4 млрд долларов. Аналитик инвесткомпании Михаил Аристакесян не исключает, что из-за неопределенности по санкциям и роста доходностей на развитых рынках вывоз капитала частным сектором и в этом году останется повышенным. Секторальные санкции могут привести к еще большему росту оттока капитала, поскольку лишают российские компании возможности рефинансировать долги.

Если же будет введен запрет на госдолг, то это буквально обрушит рубль. По словам Вайсберга, мы можем увидеть доллар по 75–77 рублей. «Остальные обсуждаемые в США меры, в случае их реализации, будут иметь существенно меньший эффект для нашей валюты», — считает он.

Прямо сейчас заберите у «Клерка» 4 000 рублей при подписке на «Клерк.Премиум» до 12 ноября. 

Подробности и условия самой обсуждаемой акции «Клерка» здесь.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...